thumb
Фото:expert.ru

Россия на шесть-восемь лет отстает «от начала развития большинства прорывных направлений» в науке. Сотни миллиардов рублей, которые планируется выделить из бюджета на научные исследования, могут быть израсходованы неэффективно, — считают в РАНХиГС.

Согласно представленному директором Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС Натальи Кураковой и замдиректором Центра Владимиром Зиновым 19 июня аналитическому докладу «Национальная научно-технологическая политика «быстрого реагирования»: рекомендации для России», в последние годы происходит «стихийное и трудно прогнозируемое формирование новых исследовательских фронтов, появление новых технологий», отвечать на которое нужно иной системой мониторинга. Ученые предупреждают: более 130 млрд рублей из 2,5 трлн, которые планируется потратить на госпрограмму «Развитие науки и технологий» с 2013 до 2020 года, могут быть израсходованы неэффективно. Эти деньги предполагается потратить на перспективные исследования. Ученые считают, что прогнозы относительно будущего развития науки неточны, а приоритеты расставлены неправильно. Прогнозы научно-технологического развития России до 2025 и 2030 гг были подготовлены Министерством образования и науки совместно с ВШЭ. На их основе, как пишут авторы исследования «Национальная научно-технологическая политика «быстрого реагирования»: рекомендации для России», была частично составлена госпрограмма поддержки науки и техники, определяющая ключевые и приоритетные направления российской науки, которые могут рассчитывать на получение грантов по федеральной целевой программе. Наталья Куракова и ее коллеги проанализировали все ключевые направления, указанные в прогнозе до 2030 года как «прорывные», и выяснили, что таковыми они не являются: по всем из них зарубежные компании уже обладают огромным количеством патентов. Это означает, что исследования в этих областях перешли от стадии первичных разработок к активной технологизации и внедрению в промышленность и России за этим не угнаться. Например, направление по созданию искусственных органов попало в стратегию-2030, но в мире оно активно развивается уже несколько лет.

В Японии индустрия создания искусственных органов начала развиваться уже с 2006 года, и сейчас создается индустрия в этой сфере. То же относится к «конструкционным и функциональным материалам», «глубокой переработке органических топлив», «интеллектуальным энергетическим системам будущего», «развитию единого транспортного пространства», «лесным биотехнологиям», «аквабиокультуре» и др., где зарубежные компании занимают не только все позиции в топ-10 патентообладателей, но и до 90% позиций в топ-30 и топ-50. Согласно выводам исследователей, изменить ситуацию позволит новая парадигма научно-технологической политики, в которой ключевую роль будет играть мониторинг и экспертиза. Первым элементом новой политики должен стать качественный прогноз развития технологий и науки, работающий не с опозданием, а на опережение, основанный на данных обзора патентов или библиометрии. В то же время авторы прогноза научно-технологического развития России до 2025 и 2030 гг из НИУ ВШЭ подчеркивают:

«критерии отбора приоритетности областей не могут основываться только на данных обзора патентов или библиометрии — нужны еще как минимум две составляющих: это оценки самых серьезных экспертов и комплексный анализ на стыке рыночного спроса и предложения со стороны науки (экономисты называют это «market pull» и «technology push»)»

По их мнению, авторы доклада из РАНХиГС, ни первого, ни второго не делали, так как это требует серьезных исследовательских мощностей, высокого уровня компетенций экспертов и времени. В НИУ ВШЭ также напоминают, что «прорывные направления» указал глава государства Владимир Путин. «Прогноз устроен следующим образом: семь приоритетных направлений развития науки и технологий — их утвердил Президент. Далее каждое направление детализируется еще на 4 уровня в глубину — вплоть до конкретных задач для развития исследований и разработок, всего таких задач более 1000 (об этом сказал Президент в послании ФС в 2012 году). И это только одна группа результатов», — отмечают в Вышке. «Прогноз — это документ национального уровня. И его результаты уже «с колес» использовались многими потребителями: например, Минэкономразвития при формировании прогноза соц.-э. развития, многими технологическими платформами при подготовке стратегических программ исследований (Медицина будущего, Биотех 2030), компаниями, в том числе, с гос.участием при формировании ПИРов, инновационными территориальными кластерами и др. Кроме того, сейчас идет корректировка федеральных целевых и государственных программ, приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации, формируются системы технологического прогнозирования на отраслевом уровне – все это происходит с учетом результатов прогноза», — подчеркивают в НИУ ВШЭ.