thumb
Фото:kapital-rus.ru

Доля россиян, которые не могут расплатиться по банковским кредитам, стремительно растет. Проблемы закредитованного населения все более ощутимо сказываются и на деятельности банков. Что изменит обсуждаемый правительством закон о банкротстве физических лиц?

На кредитной игле

39,4 млн россиян – более половины экономически активного населения страны – имеют сегодня кредитные обязательства перед банками на общую сумму 10,6 трлн руб. – что составляет почти 15% ВВП. При этом каждый пятый заемщик испытывает проблемы с оплатой долга. Число тех, кто просрочил платежи более чем на 3 месяца, за прошедший год увеличилось почти на 1,5 млн и к апрелю составило 5,2 млн человек. Их общий долг перед банками составляет 1,28 трлн руб., из них 780 млрд руб. – просроченная задолженность. Сумма долга растет примерно на 40% в год.

Все больше заемщиков чтобы расплатиться с долгами вынуждены брать новые кредиты. По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ) в начале 2012 года (с этого периода доступна подобная статистика) на погашение старых долгов было направлено примерно 7% выданных кредитов. К концу 2013 года этот показатель вырос до 10%, к декабрю 2014 года – до 13%, а по итогам февраля он составил уже 16%. То есть каждый шестой кредит выдается для погашения уже взятых ранее. На сегодня четверть всех заемщиков обслуживает одновременно два кредита, а 18% – три и более. Доля тех, кто обременен пятью и более займами, за последний год выросла с 3% до 4%.

При этом обслуживание кредитов обходится все дороже. В январе среднестатистический заемщик тратил на погашение кредитов порядка 45% своих ежемесячных доходов. Показатель же в 50% считается критическим. В ближайшее время задолженность по кредитам может значительно возрасти из-за общего экономического спада и уменьшения доходов населения. По данным коллекторской компании «Секвойя кредит консолидейшн», 38% заемщиков, чьи долги были переданы коллектору на взыскание, объяснили невыплаты резким ухудшением материального положения. За прошедший год доля таких объяснений увеличилась почти вдвое. 20% должников ссылаются на «потерю работы», 15% – на «сокращение зарплаты». «Если ситуация в экономике не изменится в лучшую сторону и на предприятиях продолжатся сокращения и перевод части персонала на сокращенный рабочий день, доля тех, кто выйдет на просрочку из-за потери работы, к концу 2015 г. может достигнуть 35–40%», – прогнозирует президент компании Елена Докучаева.

Закон о банкротстве

Некоторым должникам может помочь «Закон о несостоятельности», который был принят в конце прошлого года и должен вступить в силу с 1 июля 2015 года. Воспользоваться им смогут те, у кого долг перед банками составляет более 500 тыс. руб., а просрочка по платежам – 3 месяца и больше. Заявление о банкротстве может подать в суд сам должник или его кредиторы. Под действие закона попадают не только банковские кредиты, но и займы между физическими лицами, а также долги по ЖКХ.

Заемщик, признанный банкротом, «сможет рассчитывать на рассрочку обязательств, распродажу имущества и мировое соглашение с кредиторами. Срок выплаты долга может быть продлен максимум на три года при условии, что гражданин имеет источник дохода». Если принимается план реструктуризации, то начисление процентов по кредитам прекращается, так что должник получает шанс в течение трех лет погасить долг (без процентов), не продавая имущество, включая залоги, подчеркивает арбитражный управляющий Анатолий Юшин.

Если же должник неплатежеспособен, то его имущество будет конфисковано и продано в счет погашения долга. От конфискации уцелеет только единственное жилье (однако если квартира в ипотеке, то заберут и ее, переселив должника в муниципальную), личные вещи и домашняя обстановка (совокупной стоимостью 30 тыс. руб.) и денежные средства (до 25 тыс. руб.). Если после уплаты всех долгов часть средств еще останется, то ее передадут банкроту. Впрочем рассчитывать на это вряд ли стоит, поскольку имущество, как правило, реализуется за 60-70% от рыночных цен.

Однако если вырученных средств не хватает на погашение долга, то остаток его просто списывается. Должник освобождается от обязательств перед банками, но в течение 3 лет не может участвовать в управлении юридическими лицами, а в течение 5 лет – взять новый кредит и объявить себя банкротом.

Плюсы и минусы

В принципе, это первый закон, который направлен на оказание помощи должнику. Ему может быть предоставлена отсрочка по выплате долга, а проценты по кредитам могут быть снижены до ключевой ставки рефинансирования Центробанка. После признания должника банкротом банки прекратят начислять ему неустойки. Однако эксперты сомневаются, что закон окажется полезен для рядовых заемщиков, попавших в кабалу кредитов.

Во-первых, этому препятствует достаточно высокий порог задолженности. Первоначально он составлял 50 тыс. руб., но за время обсуждения закона, которое продолжается уже порядка 7 лет, сумма эта увеличилась в 10 раз – в том числе, чтобы уменьшить возможный поток заявлений в суд от потенциальных банкротов. Что делать тем, у кого задолженность пока не настолько велика, а средств на ее погашение все равно нет, непонятно. Увеличение порога минимальной задолженности предпринято в интересах банков, считает председатель правления Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. «По данным исследования НИУ ВШЭ, более половины заемщиков в России после выплаты кредитов остаются с доходом ниже прожиточного минимума. В таких условиях не давать людям шанса объявить себя банкротом – это преступление», – подчеркивает он.

Но и тем, кто преодолел минимальный порог, стать банкротом будет непросто. Написать грамотное заявление в арбитражный суд, собрать пакет документов, представить возможный график погашения задолженности людям без юридического образования довольно трудно – услуги же юристов недешевы. Не исключено, что помимо этого придется дополнительно оплачивать и работу финансового управляющего, который, согласно закону, должен участвовать в процедуре банкротства. В законе оговаривается, что вознаграждение этого специалиста составит 10 тыс. руб. плюс 2% от суммы взысканных долгов, однако эксперты сомневаются, что этой платы окажется достаточно.

По мнению депутатов фракции «Справедливая Россия», процедура банкротства, в том виде,

который предусмотрен законом, будет для граждан слишком трудоемкой и затратной. Поэтому в марте они внесли в Госдуму предложение отсрочить вступление нового закона в силу еще на три года – до 1 июля 2018 года.

Впрочем, и без того реализация этого закона на практике в условиях повсеместной экономии и оптимизации вызывает большие сомнения, поскольку по подсчетам Минфина, чтобы справиться с потоком дел по банкротству, штат судов необходимо увеличить на 500 человек – на это потребуется дополнительно порядка 2 млрд руб. в год.

Банки волнуются

К новому закону с сомнением относятся не только заемщики, но и банки, которые опасаются массового банкротства и всевозможных мошеннических схем. Опасения эти отнюдь не беспочвенны. В последнее время доля кредитных заявок с подозрением на мошенничество резко возросла – в январе она составила почти 1,7%, а в феврале – 2,74%, что почти втрое больше прошлогоднего показателя. Резкая активизация мошенников на кредитном рынке характерна для периодов нестабильной экономической ситуации, поясняет гендиректор ОКБ Даниэль Зеленский.

Эксперты не исключают, что закон о банкротстве тоже может использоваться в мошеннических целях. В частности, потенциальный банкрот может намеренно «раздуть долги» и увеличить число кредиторов за счет «левых» расписок и договоров – так что он «окажется должен баснословные суммы дружественным кредиторам, которых формально признать аффилированными невозможно или по крайней мере затруднительно». В результате, при погашении долгов за счет реализации имущества доля реальных кредиторов значительно уменьшится. По оценке Елены Докучаевой, потери банков от вступления в силу закона о банкротстве могут составить 10–15%.

Аппетиты растут

Тем не менее, нынешние трудности банков в связи с ростом проблемных кредитов – это прямое следствие агрессивного кредитного закабаления граждан, которое банки проводили в последние годы. «В 2011–2013 гг. банки наращивали кредитные портфели по 50–60% в год, что привело к резкому росту долговой нагрузки населения», – поясняет аналитик Fitch Дмитрий Васильев. Причем быстрее всего росла выдача дорогих кредитов, что усугубляло давление долгов на заемщиков, отмечает эксперт. Об опасном росте плохих долгов специалисты предупреждали еще летом 2013 года. По оценкам Национальной службы взыскания (НСВ), совокупный объем проблемных долгов, переданных банками коллекторам по агентской схеме (без учета повторных размещений), за 2012 год увеличился на 12,5%, а за 2013 год – уже на 35%.

Однако банковских аппетитов это не уменьшило. В итоге, сегодня в общем объеме розничного кредитного портфеля банковской системы доля необслуживаемых кредитов составляет 9% – т.е. почти десятую часть всех выданных займов. У группы ВТБ в 2014 году «обесцененные кредиты» (как классифицирует их сам банк) увеличились почти на 90%. У Сбербанка прирост проблемных кредитов составил 77%. Несмотря на рекордные объемы продаж плохих долгов коллекторам, доля их в кредитных портфелях банков продолжает увеличиваться.

При этом растут и ставки по розничным кредитам. После долгого обсуждения был, наконец, принят закон «О потребительском кредите», который должен этот рост ограничить. Согласно ему, ставки банков по кредитам могут превышать средние ставки, рассчитанные Центробанком, не больше, чем на треть. Предполагалось, что ограничение это начнет действовать уже с 1 января, однако из-за кризиса и резкого повышения ключевой ставки ЦБ согласился отодвинуть этот срок до 1 июля. Сейчас банки вновь просят об отсрочке, при этом открыто шантажируя ростом просроченных кредитов. «Если ЦБ не примет ни одну из предложенных мер, то банки не смогут сохранить кредитование даже на текущем уровне, сокращение объема выдаваемых розничных кредитов в зависимости от категории может составить от 30% до 70%. Для граждан, которые не смогут рефинансировать свои кредиты, есть два варианта, первый — это просрочка и банкротство, второй — заимствование в микрофинансовой организации, в результате возможен переток банковских заемщиков в микрофинансовые организации, которым ЦБ и законодатели позволяют начислять проценты по ставке 800% годовых», – поясняет, например, зампред правления Альфа-банка Владимир Сенин.