thumb

Близится к завершению 2014 год, насыщенный самыми разными событиями в жизни страны и края. Столько всего произошло, что, оглядываясь назад, удивляешься: неужто все это случилось за три сотни дней с небольшим? Присоединение Крыма и западные санкции, смена губернатора и череда краевых юбилеев — всего и не перечесть. Какой след оставил уходящий год в жизни Красноярья и России? Что удалось сделать за это время и какие задачи ставит перед собой краевая власть? Об этом и многом другом мы беседуем с председателем Законодательного Собрания Александром Уссом.

Тревожный финиш

— Александр Викторович, чем вам запомнился 2014 год, что произвело наибольшее впечатление?

— К сожалению, на финише года финансово-экономическая ситуация в стране столь резко осложнилась, что многие, даже самые значимые события отходят на второй план. Хотя по насыщенности, яркости и палитре всего того, что произошло, уходящий год вместил в себя целую пятилетку. Безусловно, важнейшей вехой мирового масштаба стало воссоединение России и Крыма. На заседаниях в Совете Европы мне пришлось в полной мере ощутить накал страстей на международной арене. Но что бы там ни говорили наши недоброжелатели, историческая справедливость восторжествовала, народ высказал однозначное мнение на референдуме.

Уже как-то забылось, что мощным геополитическим подвижкам предшествовала триумфальная для России зимняя Олимпиада в Сочи. Но мы-то с вами помним победное шествие красноярских спортсменов, которые на четверть наполнили медалями олимпийскую копилку нашей страны.

Весной Законодательное Собрание отметило свое 20-летие. Этот небольшой юбилей позволил заглянуть в наше прошлое и скорректировать шаги в будущее. Осенью в Красноярске собрался депутатский съезд, который обозначил горизонты развития Красноярья в новых исторических условиях.

А в начале декабря мы все вместе отпраздновали 80-летие Красноярского края. Эта дата — тоже хороший повод подвести некоторые итоги и спланировать жизнь нашего могучего региона, вступающего в новый этап своего развития.

— Вы еще про свой юбилей не упомянули. Все же 60 лет — немаловажный рубеж…

— Знаете, для меня такого рода круглые даты не являются каким-то особым рубежом. Хотя, конечно, порой вот эти нолики заставляют задуматься, поглубже заглянуть в себя и повнимательней посмотреть на окружающий мир. Но настроение это скоро проходит — работы много, некогда предаваться философским размышлениям.

Сибирь «вытягивает» страну

— Вот и участники международной конференции, проходившей в СФУ в конце ноября, решили развернуться от философии к практике в сфере опережающего развития Зауралья.

— Да уж пора бы. Конечно, вначале в этом деле должна быть обозначена фундаментальная идея, на которой будут одно за другим, как кирпичики, складываться конкретные решения. Такой идеей стал провозглашенный президентом России год назад в качестве главного приоритета восточный вектор развития нашей страны. У этого тезиса давняя история: еще в середине 90-х высказывались соображения на сей счет. Готовились доклады, писались книги, в этой работе довелось участвовать и мне. Съезд «Единой России» в 2005 году, где развитие Зауралья стало центральной темой, красноярские экономические форумы с серьезными дискуссионными площадками, создание «Сибирского клуба» в СФУ — все это звенья одной цепи.

Итак, база заложена, теперь дело за практическими шагами. Они должны вести нас к комплексному развитию экономики и социальной инфраструктуры, существенному улучшению качества жизни людей. Причем не только в крае. Именно Сибирь — а к ней я отношу огромную территорию России за Уральским хребтом — призвана «вытягивать» всю страну. Но не за счет проедания «сырьевых денег», а с помощью высокотехнологичных производств, создаваемых вокруг ядра добывающей промышленности.

— Звучит красиво, но как этого добиться на практике?

— Рецепты на самом деле известны — надо их наконец применять. Начать действовать! Упрощение принятия решений по вопросам недропользования и более активное участие в этом самих территорий. Стимулирование малого и среднего бизнеса, индивидуального предпринимательства в минерально-сырьевом секторе. Льготное налогообложение для территорий опережающего развития. Корректировка сложившейся системы межбюджетных отношений в пользу регионов. Формирование новой ресурсной столицы Евразии в Зауралье (эту роль может сыграть Красноярск). Мне подробно приходилось говорить об этом и на форумах, и на конференциях, и в федеральной прессе. Никто вроде бы не возражает, но…

Не паниковать!

— Многое из этого под силу выполнить только федеральным властям. А у них сейчас других забот хватает. Напряжение вокруг Украины не спадает, санкции серьезно ударили по экономике России. Да и в крае, мягко говоря, не все ладно — финансы поют романсы, госдолг угрожающе растет.

— На мой взгляд, у нас нет повода впадать в панику, хотя ситуация, что и говорить, очень и очень непростая. Украинский кризис действительно сказался на многих сферах нашей жизни. Внимание федерального центра сейчас больше приковано к югу, нежели к востоку страны. И это вполне объяснимо: появились два новых региона, где качество жизни людей необходимо срочно выводить на достойный уровень. Но это не значит, что основополагающие приоритеты развития нашей страны кардинально изменились. Убежден, что именно здесь, в Сибири, лежит ключ к решению многих российских проблем, в том числе и к ответам на новые вызовы современности.

Что же касается нашего края, то его финансовое положение и правда далеко от идеального. Дефицит текущего бюджета превысил 30 миллиардов рублей, а государственный долг к 2018 году может достичь критической отметки — 110 миллиардов (больше двух третей общей суммы доходов). Хватает перекосов и в экономике: о диверсификации до сих пор только разговоры и ходят, несколько громких инвестпроектов с треском провалились, а ключевые предприятия края так и остаются цехами крупных сырьевых компаний.

Но справедливости ради надо сказать, что Красноярский край по-прежнему является одним из наиболее устойчивых регионов России. Он входит в десятку территорий, формирующих больше половины валового внутреннего продукта страны. Объем промышленного производства у нас растет (не такими темпами, как хотелось бы, но все же). За последние шесть лет валовой региональный продукт увеличился с 738 миллиардов до 1 триллиона 260 миллиардов рублей. Селяне уже целое десятилетие удерживают лидерство в Сибири по урожайности зерновых. Есть и другие обнадеживающие показатели.

Инженерное подбрюшье

— Хочу спросить вас как президента Сибирского федерального университета: какую роль на нынешнем этапе может сыграть высшая школа в развитии экономики края? Не настала ли пора укрупнять СФУ, чтобы получить единый научно-образовательный «кулак»?

— Должен сказать, что в красноярской высшей школе далеко не все в порядке — достаточно вспомнить обстоятельства, при которых произошла смена ректора аграрного университета. Безусловными лидерами в сфере высшего образования края являются Сибирский федеральный и Сибирский государственный аэрокосмический университеты. Именно они призваны подтягивать уровень других вузов.

Что до укрупнения СФУ, то вряд ли сейчас стоит об этом говорить. Оно может не лучшим образом сказаться на управляемости, да и на различных рейтинговых показателях. Важнее сегодня другое: практикоориентированность наших вузов, налаживание тесных контактов как с сырьевыми, так и с наукоемкими предприятиями. Признаемся честно: далеко не все задачи, поставленные перед тем же СФУ, выполнены. Поэтому не об укрупнении надо думать, а о том, например, как решить острейшую проблему импортозамещения высокотехнологичных товаров. Нам нужно переводить изыскания в практическую плоскость, активно развивать инженерное подбрюшье высшей школы. Только тогда она будет играть заметную роль в развитии краевой экономики.

Путеводная звезда

— Вернемся к краевому бюджету. Расходы на следующий год запланированы в объеме 185 млрд рублей, а вот доходы растут скромными темпами.

— К сожалению, это так. И нет никакой тайны в том, откуда взялась эта диспропорция. Сокращение поступлений от налога на прибыль организаций из-за изменения федерального законодательства, отмена льготных таможенных пошлин на нефть Восточной Сибири, создание консолидированных групп налогоплательщиков — все это негативно сказалось на наполняемости краевого бюджета. И тем не менее в будущем году дефицит нашей казны должен составить только 18,5 млрд рублей, а в ближайшей перспективе планируется вывести его на технический, то есть практически на нулевой уровень.

Хочу подчеркнуть главное: все наши бюджетные проблемы никоим образом нельзя рассматривать как причину отказа от тех высоких целей, признания которых мы с таким трудом добивались. В первую очередь, конечно, имею в виду подготовку и проведение в 2019 году Всемирной студенческой универсиады в Красноярске. Для нашего края это не только, а может быть, и не столько спортивные состязания, сколько хороший шанс развить транспортную, спортивную и социальную инфраструктуру. Наследие универсиады должно работать на благо жителей края, в этом сомнений нет. Нам не нужен пышный спортивный праздник, к которому люди будут относиться как к пиру во время чумы. Универсиада должна стать нашей путеводной звездой, путь к которой пролегает над высоко поднятой планкой качественно иного развития Красноярска и всего края.

Никаких обид

— Кстати, недавно депутаты выразили недовольство тем, что красноярцев близко не подпускают к принятию решений о размещении объектов универсиады. Некоторые трактовали это как ничем не обоснованную обидчивость парламентариев.

— Какие тут могут быть обиды! Извините за высокий штиль, мы же за дело радеем, не за себя. Причиной острой дискуссии на эту тему послужило вовсе не желание депутатов «порулить процессами». Мы выступили за публичность, организованность, профессионализм при выработке важных для всего края решений. Повторю: смысл универсиады не только в высоких спортивных результатах. Для нас он состоит в сплочении людей, мобилизации усилий, желании перестроить свою жизнь, сделать ее более осмысленной, если хотите, красивой. В этом смысле универсиада для нас уже началась. Поэтому нельзя оставлять в стороне всех тех, кто проявляет к ней хоть минимальный интерес, кто может и хочет давать профессиональные советы, — наших ученых, экспертов, строителей, общественников, молодежь.

Так что никаких обид здесь нет. Мои коллеги настаивают лишь на том, чтобы не только исполнение, но и сама подготовка значимых для края решений велась максимально открыто, а следовательно, и максимально качественно.

Не толкайте в спину

— Раз уж мы перешли к острым темам, не могу не задеть еще одну — она прослеживалась на протяжении всего этого года. Речь о судьбе аэропорта Красноярск. Ваша позиция по этому вопросу не изменилась?

— Ничуть. Аэропорт — это достояние края, его стратегический актив. Напомню, что аэропортовое хозяйство находится в распоряжении края уже несколько лет, но за это время не было сделано никаких серьезных шагов по его реконструкции. Между тем наши соседи — томичи и новосибирцы — за счет собственных средств построили приличные здания, провели реконструкцию своих аэропортов. У нас же, как это нередко бывает, после затянувшейся «спячки» началась гонка: «Есть один хороший вариант, надо его быстренько согласовать, универсиада на носу, скорей-скорей, вперед и с песней!»

Не люблю, когда красноярцев толкают в спину и призывают маршировать в светлое будущее с закрытыми глазами. Всем известно, что была сделана ставка на конкретного, возможно, и неплохого инвестора. Под него долго прорабатывали детальный план, а потом другим потенциальным игрокам предложили поучаствовать в якобы конкурентной борьбе. Но отвели им на это всего один месяц, а не два года, как на разработку того плана. Мы инициировали создание рабочей группы, которая отвергла предлагавшийся подход как единственно возможный и начала внимательно рассматривать другие варианты, включая сохранение контрольного пакета в руках государства, частно-государственное партнерство и так далее.

И опять же — о привлечении красноярцев к принятию важных решений. В крае есть авторитетная организация — «Красаэропроект». Ее специалисты проектировали модернизацию олимпийского аэропорта в Сочи, аэропортов Пулково, Кольцово, Анапа и других. Но почему-то эта организация, одна из ведущих в России, не принимала участия в судьбе красноярского аэропорта. При этом она сомневалась в качестве первоначального проекта, в его соответствии сибирским климатическим условиям.

А теперь зададимся вопросом: так ли уж хорош был тот самый «единственный и неповторимый» вариант, предусматривавший 25-процентный пакет акций в руках государства и 2 миллиарда рублей, вложенных инвестором в свой же терминал? Ответ очевиден, коль скоро новым губернатором предложены иные пути модернизации. То есть не все так однозначно, неоспоримо и бесповоротно, как нас порой пытаются уверить. 16 декабря на сессии Виктор Толоконский пообещал, что в начале января 2015 года правительство внесет в Законодательное Собрание предложение о продаже 51 процента акций аэропорта Красноярск на открытом аукционе. Реконструкция аэропорта может быть завершена в конце 2017 года.

Нелицеприятные выводы

— Самое время спросить о КРЭКе. Столько было шума вокруг этой организации, до скандалов доходило, а сейчас тишь да гладь…

— А что вы хотели — чтобы мы по проспекту Мира с транспарантами ходили? Смотрите на проблему шире: в этом году Законодательное Собрание всерьез взялось за работу электросетевых компаний. Мы вынуждены констатировать, что сетевое хозяйство края находится не в лучшем состоянии. Владимир Васильевич Колмогоров, в прошлом депутат краевого парламента, а впоследствии один из руководителей ОАО «МРСК Сибири», привел на сессии тревожные цифры: износ сетевого хозяйства составляет от 70 до 80 процентов. Так дальше жить нельзя, это очевидно.

Теперь что касается КРЭКа. Его мы создавали для борьбы с монополизмом, но деятельность этого ООО приобрела уродливые формы. Вместо ограничения монополии федеральных сетевых компаний в крае были в разы увеличены тарифы. Год назад на мое имя поступил запрос из правоохранительных органов края с настойчивым пожеланием разобраться с тем, как работает Красноярская региональная энергетическая компания. Проведенная затем Счетной палатой проверка подтвердила, что средства КРЭКа далеко не все и в не полной мере расходуются на поддержание сетевого хозяйства и энергетики.

Материалы проверки решено передать в прокуратуру. Мы приняли постановление, где предложили краевому правительству в срок до 1 июня 2015 года разработать и внести на рассмотрение Законодательного Собрания стратегию развития энергетики и электросетевого комплекса на территории края. Нужно определиться с приоритетами развития отраслей, принять меры по изменению тарифной политики и структуры управления территориальными сетевыми организациями. Кроме того, ООО «КРЭК» рекомендовано преобразовать в ОАО.

А главное, должна быть изменена сама идеология работы энергетической компании. По сути своей это сервисная структура, которая в первую очередь должна заботиться об интересах потребителей. Ей нужно укреплять надежность и стабильность энергосистемы края, чтобы оказываемые услуги были качественными. Но когда энергетики устанавливают за счет денег, которые собирают с потребителей, заработную плату, исчисляемую миллионами рублей, или строят себе базы отдыха, называя их учебными центрами, это не лезет ни в какие ворота.

Надеюсь, из этой истории будут сделаны нелицеприятные управленческие выводы.

Необычная вещь

— Можно сказать, что они уже сделаны: новый губернатор очистил правительство от некоторых одиозных фигур. Однако в целом структура исполнительной власти (с точки зрения личностей руководителей) не претерпела особых изменений.

— Так это и хорошо. Разве было бы лучше, если бы после очередной «кадровой зачистки» красноярцы бурчали в курилках о новом «нашествии варягов»? Наши управленцы теперь могут показать, на что они способны в новых условиях.

Кстати говоря, это не единственное принципиальное решение, заслуживающее поддержки. В этом году бюджетный процесс у нас протекал своеобразно и в организационном плане (публичные слушания прошли в рамках VII съезда депутатов), и в части учета поправок депутатов. Еще до заседания головного комитета мы собрались на основательную встречу с губернатором. Председатели профильных комитетов и лидеры фракций обозначили широкий спектр предложений и критических замечаний — от необходимости существенного увеличения затрат на поддержку сельского хозяйства до выделения средств на гарантированный ремонт высокотехнологичной медицинской техники. Все в целом вылилось в сумму 1 миллиард 200 миллионов рублей. И нужно отдать должное: буквально в течение суток были внесены необходимые корректировки в параметры бюджета с учетом наших требований.

В итоге получилась такая необычная вещь, когда инициатором поправок ею же внесенного бюджета стала сама исполнительная власть. Она сочла нужным немедленно подправить финансовый документ в соответствии с предложениями депутатов. Потому, видимо, и не ломались копья вокруг бюджета ни в первом, ни во втором чтении.

Рискованный, но социальный

— Хотя сам финансовый план можно теперь уже традиционно назвать напряженным.

— Именно так. Скажу откровенно, он еще и достаточно рискованный. Не в смысле целей, которые мы перед собой ставим, а с точки зрения реалистичности показателей. И это понятно, поскольку основные сценарные экономические условия, которые положены в основу бюджета, сегодня крайне неустойчивы. Курс доллара сейчас совсем иной, чем во время верстки основного финансового документа. Цены на цветные металлы тоже не стоят на месте. Я уж не говорю о стоимости нефти, которая падала ниже пятилетнего минимума.

Поэтому сегодня мы при всем желании не можем предсказать, в какие цифры выльется реальный краевой бюджет. Ослабление рубля на руку крупным экспортно ориентированным предприятиям: у них увеличивается прибыль и соответственно возрастают налоговые отчисления в бюджет. Учитывая, что Красноярский край имеет именно такую, ориентированную на экспорт, экономику, я бы не стал сугубо отрицательно оценивать влияние этих процессов на состояние краевой казны. Хотя, конечно, все мы прекрасно понимаем, что ослабевший рубль влечет за собой новый виток цен и падение жизненного уровня населения.

Но даже в нынешнем варианте наш бюджет является социально ориентированным. И это не лозунг, а факт: почти две трети всех расходов — 109 млрд рублей — это затраты на социальные нужды. Впрочем, здесь нет ничего особенного: смысл бюджетных расходов как раз и заключается в развитии социальной сферы, в строительстве объектов, дорог, в поддержании нормального уровня заработной платы бюджетников и так далее.

Класс созидателей

— Как говорится, больше денег — больше песен?

— Вовсе не обязательно. Сами по себе финансовые инструменты не обеспечат достижение поставленных целей, если нет современных решений. Почему у нас в крае столь высока стоимость строительных объектов, дорожных работ? Да и типовые проекты иной раз не так уж дешевы, как нам их представляли. А сколько денег вбухивается в постройку общественных зданий! Только порой радости от этого мало: выходит неудобно, неэкономично, некрасиво. Финансовые вливания в устаревшие решения не решают проблемы, а лишь усугубляют их.

Между тем граждане будущего уже живут среди нас. Изменилось время, изменились люди. Они бывали в других городах и странах, и у них уже сегодня появился запрос на новый стиль жизни. Той жизни, где дороги — качественные, здания — комфортные, города и поселки — обустроенные, каждый со своим лицом.

Власть просто обязана подхватывать хорошие идеи, продвигать частные инициативы, поддерживать красноярский креативный класс созидателей — тех, кто меняет нашу жизнь к лучшему.

— Все правильно, но удастся ли вывести развитие края на качественно иной уровень в нынешней ситуации? Обвал рубля, резкое повышение Центробанком ключевой ставки, безудержный рост цен — все это не радует. Как говорится, тут бы не до жиру, быть бы живу.

— Спору нет, все эти факторы поколебали уверенность в завтрашнем дне. Но это не означает, что нам не надо заботиться об эффективном вложении бюджетных средств. Как раз наоборот: край должен прилагать адекватные усилия по выходу из сложившейся ситуации. Уже сейчас в оперативном режиме приходится корректировать ряд практических решений, касающихся проведения закупок на долгосрочную перспективу. Не исключаю, что в первой половине 2015 года придется вносить серьезные изменения в закон о краевом бюджете.

Но мы и не такие времена переживали. В 1998-м вообще было непонятно, что случится через год. В 2008-м Законодательное Собрание за один день приняло десятки краевых законов для поддержки различных отраслей экономики. Уверен, что и сейчас можно держать руку на пульсе и своевременно балансировать бюджет для того, чтобы обеспечить финансовую стабильность и выполнение тех обязательств, под которыми подписался край.

У нас нет повода бить в барабаны, но и траурный марш играть не стоит. В свое время в крае удавалось находить нестандартные меры для того, чтобы нейтрализовать кризисные явления и в экономике, и в финансовой сфере. Думаю, справимся и на этот раз.