thumb

В Законодательном Собрании настала отпускная пора. Правда, парламентские каникулы не мешают депутатам проводить выездные заседания и обсуждать за круглым столом важные для края темы.

Минувший парламентский сезон выдался насыщенным. Осень прошлого года запомнилась победой Красноярска в заявочной кампании на проведение в 2019 году зимней Универсиады. Зима — жарким обсуждением судьбы красноярского аэропорта и особенностей энергетической политики. Весна — «сменой караула» в исполнительной власти края. Лето — напряжённой работой над тяжёлой корректировкой бюджета. О своём видении этих и других событий, произошедших в жизни края, рассказывает председатель Законодательного Собрания Александр Усс.

— Александр Викторович, не за горами выборы главы региона. Как вы оцениваете работу прежнего губернатора края и проведённую президентом «рокировку»? Какими, на ваш взгляд, будут эти выборы? Некоторые аналитики именно вас рассматривали в качестве одного из кандидатов.

— Давайте обо всём по порядку. Безусловно, смена губернатора — ключевое событие с далеко идущими последствиями, и не только политическими. Как говорится, об ушедших — или хорошо, или ничего. У меня нет оснований для крайних оценок. За эти годы Лев Владимирович Кузнецов стремился оставить позитивный след, реализовать себя. Не стал бы оценивать прошедший губернаторский период в тоне бравурных реляций, ставя в заслугу руководителю края и Универсиаду, и онкоцентр, и четвёртый мост через Енисей. Замечу, что проведение у нас всемирных студенческих состязаний стало бы невозможным, не будь в Красноярске такого крупного и динамично развивающегося вуза, как Сибирский федеральный университет. По поводу строительства онкологического центра хочу напомнить, что у его истоков стоял депутатский корпус Законодательного Собрания — один из активнейших инициаторов этого проекта. Скажу откровенно: у нас со Львом Владимировичем подчас были разные точки зрения по многим вопросам, в том числе по кадровой политике, но это не мешало нам совместно работать в интересах красноярцев.

Та самая «рокировка», о которой вы говорите, оказалась полной неожиданностью с точки зрения появления в крае Виктора Александровича Толоконского. Блестящая кадровая многоходовка президента России, как всегда, застала врасплох аналитиков, вынужденных спешно переписывать свои мудрые политические прогнозы.

Кстати, вы о губернаторских выборах спрашивали. Так вот, мне вполне жизнеспособной представляется как нынешняя система (прямое волеизъявление избирателей), так и прежняя, когда депутаты голосовали за кандидатуру, представленную главой государства. В каждой есть свои минусы и свои плюсы. Не думаю, что эта кампания будет чересчур драматичной.

— Ну да, всё же лето на политической активности сказывается расслабляюще, да и элемент некой предопределённости присутствует. Как тут не вспомнить пресловутые праймериз «Единой России»…

— Не буду спорить. Может быть, не всё идеально в уставе нашей партии, коль скоро к фавориту предвыборной гонки требуется приставлять спарринг-партнёров. Если президент, основатель «Единой России», принял однозначное решение по кандидатуре на должность губернатора, этим можно и ограничиться. Впрочем, это моё личное мнение.

— А вы вот, вопреки некоторым ожиданиям, не стали участвовать в праймериз. Вас-то к спарринг-партнёрам никак не отнесёшь.

— Мне уже доводилось об этом говорить. Как известно, одна партия может выдвигать на выборы губернатора только одного кандидата. «Единая Россия», членом которой я являюсь, свой выбор сделала в пользу Виктора Александровича Толоконского. Отношусь к этому с пониманием. В конце концов, все мы члены президентской команды, и такие понятия, как партийная дисциплина, никто не отменял.

Теперь о моей оценке нашего партийного кандидата. Во-первых, Виктор Александрович равноудалён от всех финансово-промышленных групп, ведущих бизнес на территории края. Это очень важно. На мой взгляд, именно связка с ФПГ не даёт главе сырьевого региона в полной мере проявлять государственный подход к решению важнейших задач. Применительно к Красноярскому краю плодами такого подхода должна стать в первую очередь реальная диверсификация экономики, развитие инновационного сектора, реанимация малого и среднего бизнеса.

Во-вторых, наш претендент на должность главы края обладает огромным опытом профессиональной работы на уровне муниципалитета и региона. Он известен тем, что сумел создать в Новосибирской области, не располагающей столь внушительными, как у нас, сырьевыми богатствами, солидный сегмент перерабатывающей промышленности, развить сектор, ориентированный на продукцию с высокой добавочной стоимостью. Это именно то, чего остро не хватает нашему краю.

И в-третьих (не сочтите за агитацию на выборах), Виктор Александрович Толоконский — мудрый, интеллигентный, порядочный человек. Согласитесь, это не менее важно, чем то, о чём я говорил выше. Надеюсь, с его приходом Красноярский край сможет избавиться от ряда застарелых проблем. Прежде всего это касается перенастройки сырьевой экономики, которая должна работать не на сверхдоходы, оседающие на зарубежных счетах владельцев крупных компаний, а на развитие Красноярского края и благополучие его жителей.

Сибирский плацдарм

— Узнаю знакомые мотивы — такие идеи вы высказывали в программной статье, посвящённой развитию Сибири, которая увидела свет в феврале — накануне XI Красноярского экономического форума.

— Совершенно верно. Напомню, что на этом форуме мне было поручено провести панельную дискуссию «Новые источники роста: восточный вектор». В декабрьском послании Федеральному Собранию президент России обозначил чёткую задачу: развитие Зауралья должно стать приоритетом для нашей страны на весь XXI век. Были поставлены жёсткие сроки: до 1 июля 2014 года разработать конкретные предложения по созданию территорий опережающего экономического развития в Сибири и на Дальнем Востоке. К сожалению, драматические события на Украине внесли свои коррективы: вектор федеральных усилий сместился в сторону от сибирского макрорегиона. Остаётся надеяться на то, что, несмотря на все внешнеполитические реалии, разворот России на Восток не будет забыт и воплотится в конкретных решениях, напрямую влияющих на нашу с вами жизнь.

Убеждён, что нам необходимо принципиально иное развитие зауральских территорий России. Именно они могут составить то самое ядро устойчивости нашей страны, о котором много говорится в последние годы. В Сибири надо наращивать как экономическую, так и социальную активность. Это придаст мощный импульс развитию всей России.

— Что конкретно нужно делать?

— Прежде всего — обеспечить так называемую локализацию деятельности локомотивов нашей экономики. Именно за счёт сырьевых денег вокруг предприятии добывающей промышленности должны концентрироваться высокотехнологичные производства. Нужны специальные стимулы, принуждающие эти предприятия развивать кооперационные связи, оживлять экономику ресурсодобывающих регионов и страны в целом. Конечно, гораздо проще ориентироваться на получение быстрой прибыли и закупать новые технологии за рубежом. Но это нонсенс, когда при бурном развитии нефтегазовой отрасли российские инновации не востребованы внутри страны, а предприятия отечественного машиностроения остаются без заказов. Нам нужен другой, по-настоящему государственный подход!

На мой взгляд, необходимо создавать перерабатывающие производства высоких переделов, пробуждать горное и нефтегазовое машиностроение, производить дорожную и строительную технику, формировать полноценный инновационный сектор. И конечно, много работать над сбережением и приумножением человеческого капитала, организуя демографический переток, создавая сибирякам комфортные условия для работы и отдыха.

Какие рецепты можно предложить для более существенного вклада сырьевого сектора в ускоренное развитие территорий Зауралья? К примеру, упрощение принятия решений по вопросам недропользования и более активное участие в этом самих регионов; использование льготных систем налогообложения для территорий опережающего развития; пересмотр тарифной политики в обеспечивающих отраслях; корректировка сложившейся системы межбюджетных отношений в пользу регионов.

Негативные тенденции

— Вот мы и перешли к бюджетным делам. Как так получилось: за последние годы отчисления из края в федеральную казну возросли в разы, а темпы наполнения краевого бюджета, если и изменились, то в худшую сторону?

— Хороший вопрос. На самом деле это беда не только Красноярского края — долги региональных бюджетов растут как снежный ком. Причин тому множество, и пожалуй, главная из них — изменившееся федеральное законодательство. Теперь можно создавать так называемые консолидированные группы налогоплательщиков и смещать центр налогообложения с сырьевых регионов на другие территории. Это больно ударило по Красноярскому краю: основные производства находятся здесь, а существенная часть налогов оседает в другом месте. Кроме того, теперь можно сокращать плату за негативное воздействие на окружающую среду в зачёт проведения экологических мероприятий, переводить производство топлива на более высокий класс, для которого установлены сниженные ставки акцизов.

Добавьте к этому негативные тенденции в мировой экономике — снижение цен на бюджетообразующие металлы, колебание курса доллара, общее замедление темпов роста объёмов производства, работ и услуг — и вы не удивитесь тому, что по итогам прошлого года недопоступление собственных доходов краевого бюджета в сравнении с первоначально утверждёнными параметрами составило почти 11 миллиардов рублей.

Тяжёлая финансовая ситуация потребовала более тесного сотрудничества с федеральными органами власти. В результате проведённой работы объём целевой помощи вырос на 12 миллиардов рублей. Кроме того, были привлечены дополнительные федеральные средства в размере 5,6 миллиарда рублей в виде дотации и бюджетного кредита. Чтобы обеспечить финансирование дефицита бюджета, край разместил облигационный заём на сумму 11 миллиардов рублей. Увы, доля госдолга края в налоговых и неналоговых доходах неуклонно растёт и на конец 2014 года может достичь 63 процентов, а к 2017 году — 70 процентов. Не случайно международные агентства понизили кредитный рейтинг Красноярского края.

Принимая бюджет на 2014 год, мы постарались учесть все сложности создавшегося положения. Но отсутствие системы оперативной и достоверной отчётности о результатах деятельности консолидированных групп налогоплательщиков, а также механизма прогнозирования привело к тому, что при формировании бюджетных проектировок на 2014 год были заложены нереалистичные доходы по налогу на прибыль.

Где взять доходы?

— Скажем прямо, грустная картина получается. Есть ли просвет в создавшейся финансовой и экономической ситуации?

— Безусловным плюсом является то, что в сложных для края финансово-экономических условиях была обеспечена устойчивость и сбалансированность краевого бюджета, исполнены все социальные обязательства. Продолжены строительство и реконструкция социально значимых объектов в Красноярске. В конце 2013 года стартовало строительство крупного инфраструктурного проекта — магистрального нефтепровода Куюмба — Тайшет.

По итогам прошлого года в Красноярском крае сохранились положительные тенденции социально-экономического развития. Несмотря на падение цен на основные виды цветных и драгоценных металлов, год характеризуется неплохой динамикой по большинству основных показателей. Всё это мы обсуждали на недавних публичных слушаниях, посвящённых исполнению бюджета за прошлый год.

Главная проблема в том, что расходы края растут, а доходы не увеличиваются. За 2010—2013 годы собственные доходы краевого бюджета стали больше всего на 3,5 процента, тогда как расходы возросли на треть. Как нам избавиться от расширяющегося финансового разрыва — вот в чём вопрос. Урезать расходы? Это не выход, хотя над их оптимизацией, бесспорно, нужно работать. Сказанное не означает, что следует «пройтись с ножницами» по расходной части бюджета, вырезая всё, что можно и нельзя. Но, например, адресность социальной поддержки, вне всяких сомнений, усиливать нужно. А главное, сейчас, как никогда, необходимо тщательно подходить к трате каждой бюджетной копейки, снижать стоимость квадратного метра жилья, километра проложенных дорог.

Думаю, вся финансовая политика края должна подвергнуться серьёзному переустройству. Во главу угла следует поставить эффективный поиск дополнительных доходов. Повторю — здесь три магистральных направления: более предметная работа с крупными налогоплательщиками, диверсификация производства и стимулирование переработки, торговли, малого и среднего бизнеса по примеру той же Новосибирской области. Кроме того, назрела необходимость корректировки федерального финансового законодательства. Совершенно очевидно, что многие произошедшие изменения, связанные с переходом на консолидированные группы налогоплательщиков, объективно размывают доходную базу края. Ситуацию нужно исправлять.

Не надо суетиться

— Александр Викторович, этот парламентский сезон отметился спорами между исполнительной и законодательной властью о путях развития воздушных ворот краевой столицы — красноярского аэропорта. Вы свою позицию выражали неоднократно — торопиться не стоит, ещё есть возможность поторговаться с инвесторами.

— Не совсем так. Тянуть с решением этого вопроса нельзя, но и подталкивать к сомнительным решениям, ссылаясь на срочность, абсолютно недопустимо. Моё принципиальное убеждение заключается в том, что аэропорт — это достояние Красноярского края, поэтому решение о его судьбе вправе принимать все красноярцы. Это должно стать предметом самого широкого обсуждения — в Законодательном Собрании, в СМИ.

Почему у меня выработалась определённая настороженность? В распоряжении края аэропортовое хозяйство, включая взлётную полосу, находится уже давно, но каких-либо серьёзных шагов по его реконструкции не предпринималось. Тогда как наши соседи — томичи и новосибирцы, имея более скромные экономические возможности, за счёт собственных средств привели в порядок своё аэропортовое хозяйство.

Второй момент. Когда было принято решение идти на реконструкцию красноярского аэропорта, нужно было именно на том этапе публично обсудить варианты того, к чему мы стремимся. Оставляем его в государственной, краевой собственности и реконструируем на государственные, бюджетные деньги? Привлекаем внешних инвесторов и на каких условиях? Организуем тендер среди этих инвесторов с определёнными программами? Но почему-то ничего этого не было сделано.

Энное количество времени назад было заключено известное соглашение, и мы слышали голоса: «Быстрей-быстрей, шлагбаум уже закрылся, впереди Универсиада, и вопрос уже решён». Но откуда такая суета, если уж говорить об Универсиаде? Как известно, она пройдёт через пять лет, ни один из объектов ещё даже не спроектирован, поэтому у нас более чем достаточно времени для того, чтобы поговорить о судьбе аэропорта и его построить. Хочу напомнить, что олимпийский аэропорт Пекина был возведён за 8 месяцев. А этот объект несопоставим по объёму строительства.

Считаю, нам удалось убедить правительство края в том, что нужно принять взвешенное решение. По инициативе Законодательного Собрания была создана рабочая группа с целью изучения вопроса реконструкции красноярского аэропорта. На данный момент от нескольких инвесторов поступил ряд предложений, оформленных в 500-страничные документы. Членам рабочей группы необходимо время для ознакомления с ними. После этого будут проведены заседания и в ближайшее время выработано общее решение, которое, уверен, устроит все заинтересованные стороны, и в первую очередь — красноярцев.

Так жить нельзя

— Ещё одна актуальная тема, которая была поднята краевым парламентом, касается деятельности энергосетевой организации ООО «КРЭК». Чем закончилась его проверка?

— Запрос из правоохранительных органов с настойчивым пожеланием разобраться с тем, как работает Красноярская региональная энергетическая компания, мы получили в декабре прошлого года. С точки зрения авторов этого письма, средства, которые собирает сегодня КРЭК, далеко не все и не в полной мере тратятся на поддержание сетевого хозяйства и энергетики. Не хотелось делать никаких предварительных выводов, однако ответить на этот вопрос мы не только можем, но и обязаны, раз есть такое обращение. По поручению Законодательного Собрания проверку в отношении компании провела Счётная палата края. Аудит на днях завершился. Сейчас подводятся его итоги, и полагаю, вскоре мы получим исчерпывающие ответы на все вопросы.

Если же говорить об энергоснабжении в целом, то приходится признать тот факт, что сетевое хозяйство Красноярского края находится в очень тяжёлом состоянии. По оценкам экспертов, его износ составляет от 70 до 80 процентов. Так дальше жить нельзя.

Второй аспект этой проблемы состоит в том, что в области сетевого хозяйства электроэнергетики действуют сегодня по-разному. Это и «МРСК Сибири», и КРЭК, который мы создавали якобы для борьбы с монополизмом, и территориальные сетевые компании. К сожалению, нет достаточной согласованности их действий. Они зачастую работают самостоятельно, не увязывая свои планы друг с другом. Отсюда и результат.

Час местного самоуправления

— Если вспомнить выступления с трибуны краевого парламента, то какие больше всего вам запомнились?

— Как всегда, всеобъемлющими, острыми и нетривиальными были доклады по итогам года уполномоченного по правам человека в крае и его заместителей: уполномоченного по правам ребёнка и уполномоченного по правам коренных малочисленных народов. В них было отмечено, что папок с жалобами в адрес омбудсменов вроде бы стало меньше, а вот подписей под жалобами — больше. Существенно выросло количество сообщений о нарушениях прав детей — обострились проблемы семьи, материнства и детства. Удельный вес этой категории обращений вплотную приблизился к 15 процентам и впервые вышел на первое место.

Не лучшим образом выглядит статистика в сфере прав граждан на получение информации от должностных лиц. Втрое увеличилось количество обращений, связанных с нарушением прав коренных малочисленных народов Красноярского края.

Немало накопилось претензий к органам местного самоуправления. Полагаю, проблемы МСУ мы должны обсуждать серьёзно в краевом масштабе, в том числе на публичных слушаниях. Могу предложить и такой формат обсуждения: на заседаниях сессий Законодательного Собрания сделать что-то типа часа местного самоуправления, куда мы будем приглашать людей с мест. Пусть они расскажут и о частных трудностях на конкретной территории, и о системных проблемах в крае.

— Как вы оцениваете новую реформу местного самоуправления?

— Знаете, я не сторонник постоянного реформирования всего и вся. Когда нет чегото устоявшегося, проверенного временем, трудно ожидать стабильности, основательности, планомерного движения вперёд. С другой стороны, реформы в сфере местного самоуправления назрели давно. Надо сказать, что депутаты Законодательного Собрания принимали самое активное участие в обсуждении изменений в законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Мы удовлетворены тем, что на выходе он получился не столь категоричным, как вначале. Субъекты Федерации получили право самостоятельно решать, какая должна быть система выборности глав и депутатов местных советов. Сейчас в стадии разработки в краевом парламенте находится законопроект, который расставит все точки над «i». Убеждён, мои коллеги примут правильное решение с учётом всех географических и иных особенностей нашего огромного края.

Свою позицию я обозначил давно. Считаю, что люди должны напрямую избирать человека, который руководит соответствующим муниципальным образованием. Местное самоуправление должно в полной мере отвечать своему названию — иначе зачем огород городить? Когда одновременно существуют глава района и глава администрации, появляются «сити-менеджеры» или «виллэджменеджеры» (применительно к деревне) — это не для нас. В условиях отсутствия идеальной управленческой культуры и чёткого разграничения задач, которые решает глава района и глава администрации, происходят межличностные конфликты и потеря управляемости на территории. То, что мы видим на примере города Канска, Абанского, Туруханского районов и других муниципальных образований, во многом является следствием этой неурегулированности. Ещё раз подчеркну: это моя точка зрения, не стоит воспринимать её как руководство к действию.

Я бы отнёс к особенностям этого парламентского сезона то, что депутаты краевого парламента вынуждены были принимать непосредственное участие в разрешении кризисных ситуаций на местах. В Законодательное Собрание было внесено несколько законопроектов, инициирующих роспуск представительных органов местной власти. Вообще это не очень хорошая тенденция, поскольку она показывает низкое качество управляемости территориями. На июньской сессии после продолжительной дискуссии большинство депутатов проголосовало против роспуска Туруханского райсовета. Мы дали нашим коллегам шанс наладить конструктивную работу, подняться над межпартийными противоречиями и личными амбициями.

Опора на традиции

— Этой весной Законодательное Собрание отметило круглую дату. Подведите, пожалуйста, вкратце итоги его работы за прошедшие двадцать лет.

— Это была яркая эпоха, насыщенная значимыми событиями в жизни края. И почти в каждом из них определённую роль играл наш парламент, постепенно зарабатывая свой авторитет. Краевых депутатов всегда отличали принципиальность позиции, близость к народу, готовность защищать интересы земляков. Именно этими качествами были продиктованы периоды жёсткого, но обоснованного противостояния, когда мы стремились сохранить влияние государства на экономические процессы, противились циничному уводу краевой собственности за пределы региона, указывали на сомнительные управленческие решения.

Законодательное Собрание никогда не было «предбанником» исполнительной власти, и в то же время мы не вели войну ради войны, не провоцировали политические конфликты. Мы сильны своим созидательным потенциалом. За минувшие двадцать лет совместными усилиями удалось выковать тот баланс двух ветвей власти, который и сегодня позволяет продуктивно решать важнейшие вопросы жизни края.

Считаю нашей заслугой и то, что Законодательное Собрание сумело выработать свою систему ценностей. Это прежде всего преемственность представительной власти с опорой на лучшие краевые традиции и на людей, их олицетворяющих. Затем — высокий профессионализм, социальная ориентированность законотворчества, культура политических дискуссий и способность в условиях многопартийности консолидировать общество.

Помню, когда в апреле на торжественном собрании подводил итоги двадцатилетней работы краевого парламента, заметил, что каждый исторический период был по-своему сложным. Но ближайшие годы, судя по всему, потребуют от нас ещё большего напряжения сил и особой ответственности. Уверен, мы будем достойны своих предшественников и новых вызовов времени.