Задача исследовательского проекта «Форсайт Республики Саха (Якутия) – 2050» – найти возможности сохранения и развития коренных народов Севера (народа саха, эвенков, эвенов, юкагиров, долган и других) как уникальных общностей с собственными языками и культурами в условиях современного мира. Среди «стратегических идей» проекта – отношение к этничности как особому ресурсу, «капиталу»; поиск нового образа (антропологического идеала, культурно-антропологического типа) человека Севера.

Этничность как ресурс

В современном обществе существует очень разное отношение к «этничности» как аспекту существования человеческих групп и отдельных людей, включающему национальный язык, культуру, специфические для народа формы социальности, культурно-антропологические (культурно-психологические) типы человека. На одном полюсе – отношение к этничности как ограниченности, которую люди преодолевают, включаясь в глобализованный мир. На другом полюсе – отношение к этничности как «ценному наследию», которое нужно сохранить и пронести через всю жизнь (индивида или сообщества), даже если обладание этим наследием оказывается затратным и неудобным.

Представляется важным и перспективным другое отношение к этничности – как к особому ресурсу, капиталу, то есть источнику возможностей для самоопределения и активности людей в современном мире. С точки зрения данной позиции народ может осваивать новые уклады жизни и деятельности – индустриальный, постиндустриальный – на собственной культурной основе, выстраивать эти уклады как «свои», а не навязанные и чуждые.

Распространено представление, что «собственным» для коренных народов выступает традиционный уклад хозяйства и социальной жизни; индустриальный и постиндустриальный уклады являются «чужими» и даже враждебными – включенные в них люди неизбежно (рано или поздно) теряют связь с родной культурой, характерные для народа ментальные и поведенческие особенности, ассимилируются другими, доминирующими народами. Это представление и связанная с ним практическая позиция приводят, если действовать последовательно, к изоляционизму народа, консервации его жизнедеятельности и в конечном счете к вытеснению другими, более активными и «инновационно настроенными» народами.

Однако пример восточной и юго-восточной Азии (в первую очередь, Японии и Южной Кореи) показывает, что народ может осваивать – «делать своим», строить на собственной культурной основе – индустриальный и постиндустриальный уклад, сохраняя при этом национальную самобытность, национальную культуру, причем быть конкурентоспособным именно за счет культурной специфики своей индустрии или постиндустриальной экономики. Коренные народы Севера, менее «мощные» в демографическом, экономическом и политическом планах, могут следовать по этому пути, если будут консолидированы, образуя содружество северных народов – «циркумполярную цивилизацию», целями которого будут:

  • создание правовых условий, закрепляющих права и обеспечивающих возможности северных народов проживать на своих землях и использовать их природные ресурсы;
  • создание и активное расширение информационно-смыслового «поля», включая широкий общественный дискурс о проблемах и возможностях развития северных территорий и северных народов;
  • создание и распространение новых экономических, культурных, образовательных практик, необходимых для благополучия и развития северных народов в современном мире.

Якутский народ, будучи самым многочисленным из народов Севера и уже включенным в индустриальный и постиндустриальный уклады, может быть одним из лидеров в этом содружестве северных народов. При этом важно, что якутский народ располагает современными социальными институтами (школами, университетами, организациями культуры, средствами массовой информации и др.) и таким важным политическим институтом, как республика.

 Роли и позиции представителей коренных народов в системах деятельности

Считается, что в силу культурных и психологических особенностей представители коренных народов Севера не расположены к встраиванию в индустриальные системы деятельности в ролях, предполагающих выполнение стандартизированной работы (предельный случай деятельности такого типа – работа на конвейере), которая приводит к отчуждению человека от деятельности и к утрате ответственности за ее результаты. Такая ситуация принципиально противоречит ценностной платформе северных народов, их целостному, хозяйственному и ответственному отношению к миру; к результатам и последствиям своей деятельности. Последствием ценностного и психологического неприятия индустриальных «машинообразных» видов деятельности становится маргинализация представителей коренных народов Севера и восприятие их «лидерами индустриального развития» как людей, неспособных включаться в индустриальный мир, жить и работать по законам индустриальной цивилизации.

Практика показывает, что значительно успешнее, чем в индустриальном секторе, представители коренных народов Севера работают в социальной сфере (включая образование и здравоохранение), сфере услуг, в управлении.

В то же время важно понимать, что для сохранения и расширенного воспроизводства якутского народа необходимо ставить задачи освоения широкого спектра индустриальных и постиндустриальных видов деятельности. Это означает, что целевым ориентиром для политики развития человеческого капитала Республики Саха (Якутия) может быть включение представителей саха и других коренных народов в индустриальные и постиндустриальные виды деятельности на позициях [1], требующих широкого комплекса профессиональных и управленческих компетенций, позволяющих сохранить целостность и полноту деятельности, человеческую субъектность в отношении к ее результатам и эффектам.

 Формирование нового образа (культурно-антропологического типа) человека Севера

Столетия жизни северных народов в экстремальных природно-климатических условиях сформировали особый культурно-психологический тип «человека Севера»; он сочетает стойкость и надежность, несуетность, склонность к вдумчивому, неторопливому действованию, внимательное отношение к окружающему миру (способность видеть детали, замечать изменения, бережно обращаться)[2]. В современном глобализированном мире эта культурно-психологическая основа неизбежно расширяется. Молодые поколения северян смогут сохранить связь с родной культурой, если будет выстроен и будет «культивироваться» новый образ человека Севера, который сохраняет традиционное культурно-ценностное ядро с целым рядом новых ценностей и человеческих качеств, важных для успешной жизни в современных условиях.

Эксперты в ходе форсайт-исследования обсуждали новый образ (культурно-антропологический тип) человека Севера. Перспективным представляется вариант, в котором соединяются: якут, верный сын своего народа; россиянин, гражданин страны Россия; человек в глобальном мире. Такой человек является носителем трех культурных «платформ»: национальной родной культуры, культурного российского наследия, важнейших элементов общемировой культуры; он владеет якутским языком и постоянно им пользуется в разных контекстах жизни и деятельности, а также владеет русским языком как языком профессиональной коммуникации, кроме того, владеет иностранным (например, английским) языком как языком международного общения и способами межкультурной коммуникации. При этом культура и язык саха задают базовые жизненные смыслы, связь с миром на глубинном уровне, служат «ключом» к работе человека над самим собой, создают основу семейной жизни; русский язык и культура являются основой гражданской позиции, профессиональной деятельности; иностранный язык и мировая культура дают возможность быть человеком, открытым миру, восприимчивым к знаниям и новшествам, готовым к контактам и сотрудничеству с представителями разных стран и народов в культурной, профессиональной и бытовой действительности.

Новый культурно-антропологический тип человека Севера должен оформляться и «культивироваться» за счет соответствующих гуманитарных и образовательных практик. Соответственно, необходимо понимать, какие социальные институты могут стать «носителями» этих практик. Представляется важной роль Северо-Восточного федерального университета, который может и должен стать лидером в деле создания и апробации гуманитарных и образовательных практик, площадкой для их разворачивания на систему образовательных учреждений республики.

Современные образовательные практики – канал передачи языков и культуры коренных народов новым поколениям

В современном мире очень непросто передать культуру северных народов новым поколениям северян. Конкурирующие культуры входят в жизнь с помощью масс-медиа, через современные мультимедийные технологии – входят мощно, ярко, через сильные впечатления, которые вызывают телевизионные программы, кино, музыка, виртуальные миры компьютерных игр и др.

В этих условиях оказываются неэффективными традиционные образовательные технологии, связанные с простой трансляцией знаний – рассказом учителя и преподавателя, например, об истории, литературе и культуре своего народа. Необходимы новые образовательные практики, обеспечивающие «проживание» родной культуры, присвоение содержащихся в ней смыслов. Эти практики должны опираться на собственную активность детей и молодых людей, быть интерактивными, диалогичными, ориентированными на развитие собственного мышления, что даст возможность в мировом культурном континууме узнавать и выделять архетипическое – «вечные ценности». Они должны использовать современные цифровые технологии, которые позволяют переводить «культурный багаж» в мультимедийный «текст» (включающий текст, звук, видеоряд), обеспечивать практически неограниченный доступ к нему через каналы интернета.

Важным каналом воспроизводства родного языка, культуры и национальной идентичности является семейное воспитание, которое в сензитивном возрасте ребенка может сформировать основы национальной идентичности и «ценностного самообраза» [3]. Для этого необходимо по-новому понять основные механизмы семейного воспитания в условиях открытой, поликультурной среды; развернуть систему гуманитарно-воспитательных экспериментов; разработать методологические и методические основы современного семейного воспитания.

Более развернуто культурно-антропологические аспекты форсайт-исследования будущего северных этносов представлены в статье [4].

 

 [1] Имеются в виду должности, статусы, роли.

[2] Новиков А.Г, А.Г. Пудов. Менталитет северян в контексте циркумполярной цивилизации: монография. Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2005. 178 с.

[3] Генисаретский О.И. Культурно-антропологическая перспектива // Иное. Хрестоматия нового российского самосознания. М., 1995. URL: http://old.russ.ru/antolog/inoe/index.html.

[4] Ефимов В.С., Лаптева А.В. Проблемы и возможности сохранения коренных народов Севера: культурно-антропологический аспект // Человек.RU:Гуманитарный Альманах / отв. ред. С.А. Смирнов, науч. ред. С.С. Хоружий. Новосибирск: НГУЭУ, 2013. С. 87–99.