thumb

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, отменяющий индексацию пенсий для работающих пенсионеров и, наоборот, вводящий индексацию для неработающих. Индексация страховой части пенсии на 4% начнется с 1 февраля 2016 года. Таким образом, ее средний размер вырастет на 490 рублей и составит 12 603 рубля.

Комментирует член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер:

«Если говорить о чисто фискальном эффекте отмены индексации пенсий для работающих пенсионеров, то, я думаю, он копеечный. И так индексация небольшая – всего 4%. Это дает прибавку к пенсии в несколько сот рублей, что не имеет большого влияния на бюджет работающего пенсионера, так же как и для бюджета Пенсионного фонда. Но вопрос не в деньгах, вопрос — в принципе. Получается, что Правительство предложило, а Дума одобрила совершенно чрезвычайную меру. Это чрезвычайщина в пенсионной сфере, экономия на булавках. Таким образом, из-за нескольких миллиардов рублей, которые не будут выплачены Пенсионным фондом, происходит нарушение целого ряда пенсионных принципов.

Во-первых, принцип страхования. Наша пенсионная система заявлена как страховая. Это означает, что мы все, работающие люди, в том числе работающие пенсионеры, застрахованы: за нас платится взнос, увеличивающий наши пенсионные права. Работает человек, не работает, с точки зрения страхования самое главное – сколько было заплачено за него в Пенсионный фонд. Этот принцип нарушается. Определенная категория людей дискриминируется. Наверное, кто-то может даже обратиться в Конституционный суд. Потому что, возможно, мы имеем факт дискриминации по признаку наличия работы у пенсионера.

Второе — с точки зрения экономического поведения человека. Да, сумма, которую теряют работающие пенсионеры, для них не слишком велика. Тем не менее, они получают жёсткий месседж со стороны государства о том, что они тоже являются овцами, которых стригут. Хоть как-то, хоть немного. Такая мера будет способствовать уходу зарплаты и занятости в тень. Потому что если ты забираешь свою трудовую книжку, за тебя перестают платить налоги и взносы в Пенсионный фонд, то ты получаешь право на индексацию, а зарплату получаешь в конверте. От этого страдает и бюджет, который недополучит денег, страдает и Пенсионный фонд, который недополучит тех же самых взносов. И без этого есть проблема, что экономика все последние годы – даже до последних событий – уходит в тень. По некоторым оценкам, до 30% всех доходов, в первую очередь зарплатных, находятся в тени. А так мы еще сильнее усугубляем ситуацию.

Третье – с психологической точки зрения. Наши пенсионеры и без того жалуются, что пенсия несправедлива. Они работали по 30, 40 и более лет. А в результате получают пенсию, которая недостаточна для сколько-либо приличной жизни, по крайней мере в городах. И многие из них говорят, что они вынуждены продолжать работать, так как надо сводить концы с концами. А сейчас государство психологический феномен недовольства людей своей несправедливой пенсией после стольких лет трудового стажа только усугубляет. Таким образом, наращивается недовольство пенсионной системой. А также усиливается недоверие к государству в общем как к институту, который не может нормально все организовать. Такие действия могут иметь даже некие политические последствия. Скоро выборы. Работающие пенсионеры – это люди, которые активно голосуют. В сентябре 2016 года они придут на избирательные участки, и я думаю, что обида за то, что их дискриминировали, по-особому ущемили, выльется в то, что они откажутся голосовать за «Единую Россию» или за других кандидатов, связанных с властью.

Я понимаю, что в этой ситуации есть финансовый интерес, который сосредоточен в Минфине и Пенсионном фонде. Но для баланса при решении таких вопросов есть и другие ведомства, и, в конце концов, Администрация президента. И сам Президент, который должен шире смотреть на ситуацию, чем это делает Минфин. Этого сделано не было. Поэтому я называю ситуацию чрезвычайщиной. Мы в ней живем, оказывается, и в пенсионной сфере».