thumb
Фото: opec.ru

В условиях, когда сырьевая модель роста исчерпана, ключевым конкурентным преимуществом российской экономики становится качество человеческого капитала. Проблемы его накопления и инвестиции в эту сферу со стороны государства, бизнеса и граждан стали главной темой пленарной дискуссии «Приоритеты социальной политики», состоявшейся 7 апреля на XVI Апрельской международной научной конференции «Модернизация экономики и общества» НИУ ВШЭ.

Важной статьей потребительских расходов стало саморазвитие

Накоплению человеческого капитала, по логике вещей, содействует уже тот факт, что в структуре расходов населения произошли существенные сдвиги. Массовый стандарт уровня жизни российских семей вырвался за пределы модели выживания, подчеркнула директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ Лилия Овчарова. Она представила доклад «Социальная политика: долгосрочные тенденции и изменения последних лет» – коллективный труд экспертов Высшей школы экономики. По итогам прошлого года в среднем лишь половина расходов российской семьи была связана с покупкой товаров и услуг первой необходимости. Остальные средства шли на расширение возможностей развития: досуг, образование, здравоохранение, отдых, личный транспорт, связь и пр.

При такой структуре расходов потребительское поведение становится мощным драйвером развития. Однако при этом невозможно не учитывать нынешнюю сложную экономическую ситуацию. «С точки зрения своей глубины кризис пока не представляет опасности для сектора домохозяйств», – отметила Овчарова. В то же время нужно принять во внимание длительность этого периода. По прогнозам экспертов, непростая ситуация может затянуться не на год, как предыдущие кризисы, а на более длительный срок. Если ожидаемое падение реальных доходов населения окажется длительным, то часть семей рискует вернуться к «модели выживания».

Доходы падают, но не из-за безработицы

Необходимо найти механизмы, которые не позволили бы ухудшить положение населения, подчеркнула заместитель председателя правительства РФ Ольга Голодец. «Впервые на достаточно длинном промежутке времени упали реальные доходы населения», – подтвердила вице-премьер.

В то же время, о «всплеске безработицы» говорить не приходится – ее уровень остался неизменным с прошлого года (при этом в банке вакансий насчитывается около 990 тысяч позиций против почти 2 млн в декабре прошлого года). Однако проблемы, по словам Голодец, уходят в «скрытые формы». «У нас постепенно нарастает задолженность по зарплате, в некоторых случаях идет сокращение даже номинальной заработной платы», – признала вице-премьер. Многие предприятия притормаживают индексацию зарплат.

Именно таким путем – «ценовой и временной подстройки» (то есть снижения зарплат и режима неполной занятости), а не путем роста безработицы – российский рынок труда привык реагировать на «экономические шоки», пояснил замдиректора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников. Такой сценарий позволяет избежать социальных потрясений.

Существенного роста безработицы, по мнению эксперта, не будет. Даже если ВВП, в соответствии с рядом прогнозов, в этом году упадет на 3%, безработица увеличится лишь на 1%, отметил спикер. Нынешний уровень безработицы невысок и составляет 5,5% (по данным за январь этого года). Кроме того, по словам исследователя, существует подушка безопасности, связанная с мигрантами. При их оттоке занятость среди россиян будет расти.

Может измениться сам состав безработных, продолжила тему рынка труда Лилия Овчарова. Впервые с 1990-х годов клиентами служб занятости могут стать высокообразованные специалисты, подчеркнула она. Выходом из ситуации может стать межсекторальное перераспределение работников.

Нужно менять и положение дел в системе профессионального образования, которая сейчас оторвана от рынка труда. Необходимы профессиональные стандарты в самых разных областях, подчеркнули несколько участников дискуссии. Это содействует повышению качества человеческого капитала.

Демографическая ситуация требует апгрейда социальных служб

Акцент на качестве человеческого капитала не случаен. Как констатировали демографы НИУ ВШЭ, экономика вплотную подошла к порогу резкого сокращения предложения на рынке труда. Это связано со старением населения. Если в «нулевых» был достигнут исторический максимум числа людей трудоспособного возраста (в 20-летний возраст вступили многочисленные поколения 1980-х годов рождения, а выходили из состава рабочих возрастов малочисленные «дети войны»), то сейчас трудовые ресурсы начинают сокращаться (впрочем, как уточнила Лилия Овчарова, в условиях рецессии это может иметь свои плюсы, например, через снижение давления на рынок труда). Так или иначе, ясно, что в этих условиях принципиально важно качество квалификации.

Старение населения увеличивает нагрузку на систему здравоохранения и социального обеспечения, подчеркнул замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Михаил Денисенко. Будет расти уровень заболеваемости, так как поднимется доля пожилых в структуре населения (этот процесс несколько сглаживают мигранты, среди которых немало молодежи). Так или иначе, будет больше и одиноких стариков, нуждающихся в социальном сопровождении.

При этом на фоне кризиса (особенно если он будет глубоким) возникают риски снижения рождаемости. За последние годы она ощутимо выросла: в 2007 году приходилось 1,3 рождения на одну женщину репродуктивного возраста, в 2014 году – 1,75. Для сохранения успехов в сфере рождаемости следует перенести акцент со стимулирования рождений (это пронаталистские меры – материнский капитал, увеличение декретных и детских пособий) на семейную составляющую демографической политики.

Здравоохранению нужен апгрейд

Тема здравоохранения обсуждалась и в количественном, и в качественном плане. По словам Ольги Голодец, численность врачей будет продолжать расти. Услуги российских медиков востребованы не только в стране, но и за рубежом, особенно врачей, работающих в приграничных регионах, добавила она.

В то же время, существует дефицит доверия к медикам. В здравоохранение пришло немало инвестиций со стороны государства. Тем не менее, удовлетворенность россиян качеством медицинской помощи снижается, отметил директор Центра политики в сфере здравоохранения НИУ ВШЭ Сергей Шишкин. Переломить ситуацию с качеством медпомощи не смогла пока и система эффективных контрактов, которая призвана мотивировать врачей работать лучше (в соответствии с ней в зарплате выделяются базовая часть и стимулирующие выплаты).

Исходя из нынешней ситуации, имеет смысл «подтянуть» ряд направлений (например, первичное звено здравоохранения), активнее практиковать повышение квалификации врачей, содействовать конкуренции в оказании медпомощи и повышать престиж профессии медика, считает Шишкин.

Регионам все сложнее помогать населению

Социальная поддержка должна быть адресной, полагают эксперты. Нужен дифференцированный учет запросов и возможностей разных слоев населения. В ряде регионов это уже реализовалось. «Усиление адресности произошло в Московской области, в Амурской, в Забайкалье и ряде других регионов, – отметила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. – Черновую работу сделал сам кризис, нехватка бюджетных ресурсов оказалась действенным «механизмом»».

В то же время, в регионах, многие из которых столкнулись с дефицитом бюджета, существует опасность чрезмерной «рубки» расходов на социальную поддержку населения, предупредила ведущий научный сотрудник Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ Наталья Зубаревич.

Эксперты также обсудили «географию» кризиса. По мнению Татьяны Малевой, кризис начнется с мегаполисов. Там много сфер, которые могут пострадать, – торговля, строительство, жилье, связанное с ипотекой. В то же время, в больших городах население более адаптивно, легче приспосабливается к текущей ситуации.

Людям надо дать возможность решать проблемы за счет горизонтальной и территориальной мобильности: пригодился бы «свободный перелив рабочей силы», заключила Малева.