thumb

Россия, Казахстан и Белоруссия объявили о создании Евразийского экономического союза – нового интеграционного проекта, который носит сугубо экономический характер и заработает в полную силу к 2025 году. Почему для Казахстана и Белоруссии он выгоден экономически, а для России политически?

Новый этап интеграции

Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), подписанный в Астане 29 мая 2014 года, фактически объединяет договоренности, действующие на базе Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также часть нормативных актов Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭс). Таким образом, ЕАЭС – это не замена Таможенного союза, а очередной этап объединения трех стран. Правда, этап менее масштабный, чем планировалось когда-то, поскольку объединение проводится только в сфере экономики и не предусматривает интеграции каких-либо госструктур на наднациональном уровне. Из окончательного текста договора исключены пункты, касающиеся общей внешней политики, межпарламентского сотрудничества, паспортно-визовой сферы общей охраны границ, экспортного контроля и еще ряда подобных вопросов.

При этом все решения органы ЕАЭС будут принимать консенсусом, то есть решение не может быть принято, если с ним будет несогласно хотя бы одно государство. Евразийская экономическая комиссия будет обязана выносить проект каждого решения на рассмотрение бизнеса и населения государств-членов. Проекты решений должны будут публиковаться на официальном сайте Союза минимум за 30 дней до их принятия, и все желающие смогут оставлять свои комментарии и замечания, которые потом будут рассматриваться Комиссией вместе с проектом решения.

Деятельность органов Союза финансируется за счет долевых взносов государств-членов. На сегодня общий бюджет равен 6,6 млрд руб. Из них 87,97% составляет взнос РФ (5,8 млрд руб.), 7,33% – доля Казахстана (480 млн руб.), Белоруссии – 4,7 % (312 млн руб.).

Что же будет общим?

На территории трех стран поэтапно будет установлен режим свободного передвижения товаров, капиталов, рабочей силы и услуг, а также равный доступ к транспортной и энергетической инфраструктуре и общие правила таможенно-тарифного регулирования.

Список отраслей, которых не коснется интеграция, удалось значительно сократить к моменту подписания договора. Из него исключены все гражданские рынки, кроме алкоголя и табака. Остались лишь сферы, в которых интеграция и не планировалась изначально, в частности, оборонно-промышленная индустрия.

Правда интеграция будет происходить очень медленно и постепенно, сроки формирования общего рынка для некоторых отраслей весьма отдаленные. Раньше всего – с 2015 года – начнется формирование единого рынка услуг, сначала по небольшим секторам, далее – по важным и обширным сегментам: финансовым услугам, транспорту, телекоммуникациям и строительству. В 2017-2019 годах планируется унифицировать требования к банкам, страховым компаниям и брокерским домам, а после 2020 года выданные этим организациям лицензии будут взаимно признаваться на территории всех стран-членов ЕАЭС. В завершение интеграции финансовых рынков к 2025 году планируется создать наднациональный орган по регулированию финансового рынка, располагаться он будет в Алма-Ате. Общий рынок строительных услуг планируется лишь к 2025 году.

Общий рынок лекарств и медтехники появится в 2016 году, электроэнергетики – к 2019 году, а нефти и газа – к 2025 году. До этого все спорные вопросы будут регулироваться отдельными соглашениями. Равный доступ к энергетической инфраструктуре должен быть обеспечен к 2016 году, но до этого предстоит достичь консенсуса еще в целом ряде принципиальных вопросов. В сфере промышленности к 2017 году предусмотрена координация отраслевых программ и мер на случай кризиса.

Введение единой валюты договором не предусмотрено, но будут расширяться расчеты в национальных валютах. В 2013 году 55% расчетов проводилось в российских рублях, 35% – в долларах, 8% – в евро, а на долю тенге и белорусского рубля приходилось не больше 2%.

Что будет ограничено

Договор предусматривает ограничение господдержки в промышленности и сельском хозяйстве. Субсидии, которые предоставляются предприятиям, должны быть согласованы с Евразийской Комиссией (ЕАК).

Агропромышленную отрасль страны-члены ЕАЭС могут финансировать только в рамках госпрограмм и за счет закупки продовольствия в госрезерв. Демпинг и прямое финансирование конкретных агропредприятий с привязкой к объему экспорта запрещены – так же как и субсидирование транспортных тарифов на перевозку экспортных сельскохозтоваров. Объем господдержки сельского хозяйства постепенно должен уменьшаться. В 2015 году он не должен превышать 12% от общего объема производства, а к 2016 году –10%.

Правда, на весь 2015 год устанавливается переходный период, и антидемпинговые и компенсационные меры продолжают действовать. В течение этого года остаются в силе и преференции в торговых договорах с третьими странами, но по окончании этого срока договоры должны быть перезаключены от имени союза или денонсированы.

Кроме того, страны-члены ЕАЭС должны поддерживать устойчивость своих национальных экономик, так чтобы госдолг каждой из них не превышал 50% ВВП, дефицит бюджета был не больше 3%, а инфляция – не выше 5% от самого низкого уровня инфляции среди государств-участников ЕЭС. Если эти показатели будут превышены, страна должна будет предпринять шаги для улучшения ситуации, однако никаких мер принуждения по отношению к ней договор о ЕАЭС не предусматривает.

Выгоды общие и частные

ЕАЭС создан в противовес Европе (Евросоюзу) и США. Это мощный инструмент противостояния им, который значительно усиливает позиции стран-участниц на политической и экономической мировых аренах, считает экономист Владислав Жуковский.

Конечно, каждая из стран-членов преследует свои интересы. Для России этот союз, в первую очередь, представляет интерес с политической точки зрения, для Белоруссии и Казахстана – с экономической. России важно геополитическое развитие, выстраивание мощного валютно-финансового, экономического и военно-политического союза на пространстве СНГ. Для Белоруссии и Казахстана главное в вопросе создания ЕАЭС – российское сырье (щедрые субсидии, кредиты, льготы, сокращение пошлин) и доступ на новые рынки, поясняет экономист.

Многие эксперты считают, что на данном этапе больше всего от создания ЕАЭС и «выравнивания экономик» выиграет Белоруссия, а меньше всего – Россия. Действительно, доля торговли со странами Таможенного союза (ТС) у Белоруссии составляет 46,4% от всего внешнеторгового оборота, у Казахстана – 18,2%, у России – 7,5%. При этом именно на Россию падает основное бремя расходов, да и вынужденные налоговые маневры из-за снижения экспортных пошлин на нефть тревожат российских производителей.

Тем не менее, в долгосрочной оценке, этот союз выгоден всем трем его членам, в том числе и России, поскольку позволяет создать более устойчивую экономическую систему и полнее использовать потенциал каждой страны.

«Со временем сотрудничество может принести мощный экономический эффект. Общий рынок потребителей стран-участниц союза на сегодняшний день составляет 170 млн человек, плюс взаимные инвестиции. Перспективный интеграционный эффект в виде прироста совокупного ВВП к 2030 году оценивается в размере около 900 млрд долларов. Экономический потенциал ЕАЭС очень высок. Евразийский союз будет продвигать торговлю между странами-участницами, повышая пошлины на товары из других стран», – поясняет Владислав Жуковский.

Перспективы ЕАЭС

Процесс создания единых рынков будет долгим и постепенным, придется согласовывать каждый шаг, на решение основных интеграционных задач понадобится порядка 10 лет. «В перспективе ЕАЭС должен привести к созданию единой валюты, общей внешней политики и гражданства, общего энергетического и нефтегазового рынков входящих в него стран», – считает Владислав Жуковский.

«Объединенный союз будет значимой величиной на мировом рынке, а его экономика, в целом, будет напоминать российскую – все-таки объем ВВП РФ почти в 8 раз больше ВВП Казахстана и Белоруссии вместе взятых», – уверен аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Антон Сороко. Вполне возможно, что в ближайшие годы к ЕАЭС присоединятся и другие страны, считает аналитик.