thumb
Фото: magazeta.com

В апгрейде высшей школы Китай сделал ставку на децентрализацию образования, учет требований рынка, создание конкурентной среды в преподавании и науке и интернационализацию университетов. Алексей Гусев, Кристина Кашфуллина и Константин Насонов в журнале НИУ ВШЭ «Вестник международных организаций» в деталях анализируют китайский опыт превращения вузов в университеты мирового класса

Китайские университеты в последние годы совершили скачок вверх в международных вузовских рейтингах. Весьма авторитетный мировой «чарт», QS World University Rankings, в 2013 году включил десятки китайских вузов, причем три университета вошли в топ-100 лучших вузов мира.

Повышение конкурентоспособности китайских университетов выразилось и в статистике по науке. С 1995 по 2007 годы число научных публикаций в Китае выросло более чем в шесть раз и составило 56 тысяч в год. Это результаты китайской модернизации высшей школы, в применении к которой эпитеты «глобальная» и «всеохватная» – отнюдь не преувеличение, доказывают директор программ в некоммерческом секторе Московской школы управления «Сколково» Алексей Гусев, востоковед Кристина Кашфуллина и менеджер по разработке корпоративных образовательных программ «Сколково» Константин Насонов в статье «Реформы высшего образования в Китае и Республике Корея: использование зарубежного опыта в модернизации системы». Работа экспертов вышла в «Вестнике международных организаций», № 1 за 2014 год.

Модернизация высшей школы проходила на всех уровнях, отмечают эксперты. Она включала изменение системы государственного управления вузами, трансформацию менеджмента внутри самих вузов и совершенствование учебного процесса.

Впрочем, нужно учесть и то, что для реформы сложилась благоприятная конъюнктура. Глобализация высшей школы Китая шла в условиях вестернизации культуры, а повышение международной конкурентоспособности университетов было связано с диверсификацией национальной экономики и ростом конкуренции, пишут Гусев, Кашфуллина и Насонов. В связи с этим они говорят о консистентности реформ, то есть о том, что китайские образовательные реформы совпадали по вектору с остальными реформами в стране.

Высшая школа учла запросы экономики регионов

Официальный старт вузовскому апгрейду в Китае дали «Решения по образовательным реформам», принятые ЦК КПК в 1985 году. В документе предлагалось изменить отношения между государством и университетами, расширив полномочия последних. К этому времени уже было очевидно, что нужно модернизировать высшую школу, поскольку она поставляет стране низкоквалифицированных специалистов, которым сложно трудоустроиться. В 1993 году реформа начала реализовываться, опираясь на два основных лозунга: учет потребностей рынка труда и регионализация высшей школы (до этого управление вузами было централизовано и подчинено задачам плановой экономики).

В итоге реформы появилось два уровня принятия решений по образованию: Государственный совет и Министерство образования отвечали за стратегические вопросы развития высшей школы, а региональные органы управления администрировали вузы и курировали подготовку кадров для инновационного развития территорий.

С 1997 по 2004 год число региональных вузов в Китае удвоилось – выросло с 655 до 1394, подсчитали эксперты ОЭСР. На практике региональный уклон образования выразился в том, что на местах были созданы технопарки, бизнес-инкубаторы и учебные центры, готовящие для предприятий специалистов с необходимой квалификацией.

Таким образом, первичным был «императив» экономического развития страны в целом и ее регионов в частности. Регионализация, связанная с рыночными преобразованиями, вначале проявилась в бурно растущей экономике, а уже затем в системе образования, подчеркивают исследователи.

Принципы образовательной реформы

В 1995 году государство определило четыре базовых принципа реформирования системы вузов: совместное развитие (сотрудничество вузов с бизнесом), реструктуризация вузов, укрупнение и кооперация. Авторы статьи анализируют каждый из этих сюжетов.

Принцип совместного развития побуждал университеты учитывать потребности региональных властей и бизнеса. При этом вузы получали дополнительное финансирование от заказчиков – в обмен на прикладные программы и научные исследования с учетом специфики региона. Так, исходя из интересов местной экономики, университеты в западных провинциях страны реализуют программы экологического и технического инжиниринга, развития транспорта и сельского хозяйства. Вузы восточных регионов специализируются на компьютерной технике и бизнес-администрировании.

Реструктуризация перевела все вузы в ведение министерства образования, тем самым упразднив их отраслевое подчинение. Она сопровождалась укрупнением вузов – созданием более мощных университетов с улучшенным управлением. Кооперация университетов включала создание вузами сети кампусов единого университетского городка и обеспечение возможности для студентов слушать лекции профессоров не только по своему профилю.

Создание университетов мирового класса

Реформа китайской высшей школы включала и продвижение университетов в мировые лидеры. В 1995 году был запущен «Проект 211», который ставил для сотни лучших вузов страны задачу достичь существенного прогресса в преподавании и науке. Предполагалось улучшение инфраструктуры и учебных планов, а также создание сети институтов по подготовке кадров для экономики будущего. Приоритетами стали инженерные и технологические направления, а также физика и биология.

На смену «Проекту 211» пришел «Проект 985» 1998 года, заявленный после выступления тогдашнего президента Цзян Цзэминя на столетии Пекинского университета. Так был намечен курс на становление в Китае университетов мирового класса.

Начиная с 1999 года, девять ведущих университетов страны стали получать значительные денежные транши. В 2001 году в «Проекте 985» к этой «великолепной девятке» добавились еще 30 вузов. Оба проекта стали ответом страны на глобальные вызовы нового времени и позволили вузам создать инфраструктуру для исследований, укрепить позиции в сотрудничестве с бизнесом и научном обмене с ведущими мировыми университетами, а также привлечь именитых ученых, акцентируют исследователи.

Преподавание улучшилось за счет конкуренции

Реформа создала конкурентную среду для преподавателей, что стимулировало их профессиональное развитие и совершенствовало качество работы, пишут эксперты. Прежде всего, изменился принцип найма преподавателей – с пожизненного на контрактный. Назначения стали осуществляться по конкурсу. Университетским кандидатам приходится соперничать с внешними соискателями. Процесс найма и повышения по службе основывается на аттестации результатов работы преподавателя.

Балльная система оценки преподавательской деятельности включает такие номинации, как публикации, интеллектуальные права (патенты, товарные сертификаты и пр.), книги, исследовательские проекты (национальные, региональные, совместные).

В университетах появились специальные программы с говорящими названиями для привлечения талантливых ученых: «Выдающийся профессор», «Выдающийся исследователь», «Утренняя звезда». Университеты также поощряют факультеты, нанимающие персонал со степенью PhD зарубежных вузов и с опытом работы за границей.

Молодежь, отучившись за рубежом, предпочитает вернуться

Сделав ставку на интернационализацию образования, Китай в итоге получил немало специалистов с самой современной квалификацией. Эксперты также добавляют, что создание в стране вузов мирового класса шло параллельно с вступлением в ВТО и поддержкой экспортоориентированных отраслей.

Системе активного обмена китайских вузов с ведущими мировыми университетами уже больше тридцати лет. За это время Пекинский университет, например, установил систему обменов с более чем 200 университетами мира.

Решены и вопросы международного признания дипломов. В 1980-е годы была подписана Региональная конвенция о признании дипломов о высшем образовании в Азии и Тихоокеанском регионе. У Китая заключены и двусторонние соглашения с европейскими странами – Германией, Францией, Великобританией.

В 2000-е годы возрос отток китайских студентов в зарубежные университеты. Впрочем, в итоге страна от этого выиграла. Дело в том, что многие молодые люди, отучившись в Европе или США, возвращались на родину, и их знания были востребованы национальной экономикой.

Исследователи связывают «утечку мозгов» из Китая с либерализацией процедуры отъезда и ростом благосостояния китайцев. Так или иначе, страна сделала все для того, чтобы образованная молодежь возвращалась домой. Такие специалисты, в частности, получают преимущество при устройстве на работу, им хорошо платят и дают налоговые льготы.

Догоняющая модернизация

Китай удачно адаптировал мировой опыт, поскольку гибко обращался с зарубежными практиками развития университетов. Страна ориентировалась не просто на некую «идеальную модель» высшей школы, но и на ее совпадение с запросами экономики, подчеркивают исследователи.

При этом стиль либеральных преобразований в Китае был авторитарным. «Рыночные в своей сути реформы… осуществляются очень последовательно, без обсуждения с академическим сообществом и нередко с применением методов административного принуждения», – пишут Гусев, Кашфуллина и Насонов. В странах с иным менталитетом и сильными академическими традициями (Европа и Россия) столь жесткая политика государства не была бы принята университетским сообществом, убеждены эксперты.

Впрочем, другой урок Китая, бесспорно, пригодится России, считают они. Он связан с консистентностью реформ. «Если государство хочет добиться от университетов готовности играть по глобальным правилам, оно должно… последовательно ослаблять контроль, причем не только на уровне университетов, но и на уровне регионального самоуправления, и на уровне экономической открытости рынков», – заключают исследователи.