thumb
Фото: Волобуев Виталий

В то время как правительство стимулирует развитие возобновляемой энергетики в развитых густонаселенных зонах энергорынка, технологии использования ветра и солнца доказывают свою эффективность в изолированных районах Дальнего Востока, Крайнего Севера и Сибири.


Генерация на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), к которым относятся ветер, солнце, вода, биомасса и даже морские приливы, с трудом завоевывает себе место на энергетическом рынке России. Хотя вниманием властей такие технологии не обделены: правительство утвердило целый ряд постановлений, стимулирующих строительство ветряков, солнечных станций и мини-ГЭС.

Согласно утвержденным еще в 2009 году планам, к 2020 году объем выработки энергии за счет ВИЭ должен вырасти с нынешнего 1% до 4,5% общего объема произведенной энергии (примерно до 11 ГВт). Однако инвестиционный маховик раскручивается медленно (исключая, пожалуй, гелиоэнергетику — самую простую в технологическом плане). Сказывается развитость оптового и розничного рынков в зоне Единой энергосистемы (ЕЭС), наличие крупных объектов генерации и сетевых перетоков. А потому даже закоренелые оптимисты признают: планы правительства выполнены не будут, доля ВИЭ-генерации в энергобалансе страны в ближайшую пятилетку вряд ли превысит 2–3%.
Между тем мало кто задается вопросом, стоит ли вообще вклинивать ВИЭ-генерацию туда, где с электричеством и так все нормально. Ведь в стране остается немало территорий, для которых подобные технологии могут стать отнюдь не диковинкой. Речь идет об изолированных энергосистемах Крайнего Севера, Дальнего Востока и Сибири, которые никогда не будут охвачены централизованным энергоснабжением (тянуть сети на сотни и тысячи километров ради освещения небольших деревень никто не станет). Генерация в таких местах исторически основана на использовании дорогостоящего топлива (как правило, дизельного или мазутного). По данным Росстата за 2012 год, на территории одного лишь Дальневосточного федерального округа (ДФО) расположено более 2 тыс. резервных и автономных электростанций суммарной мощностью 990 МВт (более половины из них — в Якутии), ежегодно вырабатывающих около 1,2 млрд кВт·ч — как правило, для снабжения коммунально-бытового сектора небольших поселков. Объем завоза топлива в районы Крайнего Севера и приравненные к ним территории ДФО оценивается в 320 тыс. тонн условного топлива, из них 80% составляют нефтепродукты. Ежегодные затраты на закупку и, что намного сложнее, на «северный завоз» топлива, порой растягивающийся на полтора-два года, превышают 9 млрд рублей. В итоге только в Якутии объем перекрестного субсидирования дизельной генерации в этом году составит рекордные 5,5 млрд рублей.

Возобновляемая энергетика в таких условиях — средство и выживания, и развития. «Применение возобновляемых источников энергии экономически может быть оправданно именно в изолированных энергосистемах, поскольку они (либо какие-то их районы) чаще всего являются топливодефицитными в силу рассредоточенности по территории на большие расстояния или труднодоступности. И там сосредоточено основное количество децентрализованных потребителей, которые обеспечиваются электроэнергией от автономных электростанций», — говорит заведующая лабораторией энергоснабжения децентрализованных потребителей Института систем энергетики им. Л. А. Мелентьева СО РАН Ирина Иванова.

Неудивительно, что в таких регионах уже созданы все условия для инвестиционного бума в сегменте ВИЭ. Так, РАО «ЭС Востока» (входит в «Русгидро» и управляет всей энергетикой Дальнего Востока) разработало программу развития ВИЭ-генерации, которая охватывает 176 объектов общей мощностью 126,2 МВт и оценивается как минимум в 11 млрд рублей (см. карту). Ее реализация, уверены в энергохолдинге, подстегнет рост производства необходимого оборудования, развитие логистики и сервиса. Не говоря уже о том, что улучшит экологию и качество жизни в отдаленных поселках. Но самое главное, ВИЭ-генерация позволит радикально снизить издержки по топливной составляющей. «По каждой из выбранных площадок надо смотреть, в каком состоянии там пребывает дизельная генерация и как доставить туда оборудование. В идеале степень замещения топлива может достигать 40 процентов. Но в реальности в отдельных системах показатели, конечно, будут ниже. Итоговые параметры станут известны после подготовки обоснования инвестиций и проектной документации для каждого проекта», — заявили «Эксперту» в пресс-службе компании.

031_expert_27_jpg_450x300_crop_q100

Фото: Волобуев Виталий

Эксперименты в Якутии

Поселок Батамай Кобяйского улуса — затерянный на бескрайних просторах Якутии населенный пункт, добраться до которого из Якутска можно лишь на катере по реке Лене. Когда реку сковывает лед, по ней прокладывают зимник. Живет в поселке всего 250 человек — занимаются охотой, рыбалкой, натуральным хозяйством. Есть здесь и школа, и фельдшерский пункт, а к осени будет достроена комбинированная школа и детский сад — огромное здание на сваях, что традиционно для якутских грунтов, даже в недостроенном виде выглядит исполином на общем фоне деревянного и одноэтажного Батамая.

В поселке с августа 2012 года работает солнечная электростанция (СЭС) мощностью 30 кВт, первая из запущенных в республике. Объект, в строительство которого компания «Сахаэнерго» («дочка» «Якутскэнерго», в сферу ответственности которой входит управление всеми изолированными энергорайонами республики) вложила из собственных средств 3,1 млн рублей, стал своего рода экспериментальной площадкой, доказавшей, что гелиоэнергетика в условиях Якутии имеет право не просто на существование, но на серьезное внедрение. Здесь впервые использовали более дорогие винтовые сваи, а также специальные механизмы, позволяющие менять угол наклона солнечных панелей по отношению к солнечной радиации.

СЭС работает в паре с автоматизированной дизельной станцией (ДЭС) — новенькие модули расположены в одном огороженном периметре. По такому же принципу сегодня функционируют еще три СЭС в Якутии (мощностью 20 кВт каждая), специально распределенные географически. Вторая станция установлена в поселке Ючугей Оймяконского района, на полюсе холода. Третья — в поселке Дулгалах Верхоянского района, за Северным полярным кругом. Еще один объект построен на западе Якутии — в поселке Куду-Кюель Олекминского района. В паре с ДЭС монтируются и ветровые установки. Да и вообще, как подчеркивает гендиректор РАО «ЭС Востока» Сергей Толстогузов, полностью отказаться от дизельной генерации в суровых условиях Дальнего Востока в обозримой перспективе не получится. Основная причина в том, что природный ресурс нестабилен (исключая геотермальную генерацию на Камчатке и Курилах). К примеру, солнца в Якутии много, но зимой, когда потребление достигает максимума, выработка СЭС показывает минимальные значения (световой день длится не более шести часов). С ветром аналогичная картина. Остров Беринга, где реализован пилотный для Камчатского края проект строительства ветроэнергетического комплекса, расположен практически в океане; там фиксируются сумасшедшие ветры. Но летом наступают длительные периоды затишья (до месяца и даже больше), и в это время ветряк бесполезен.

033_expert_27_1_jpg_450x300_crop_q100 (1)

Фото: Волобуев Виталий

В отличие от проектов в зоне оптового рынка, где «зеленое» электричество выходит дороже рынка, здесь — на Дальнем Востоке, в Сибири, на Крайнем Севере — технологии ВИЭ, наоборот, оказываются дешевле существующего производства .

Один из выходов — резервировать мощность в аккумуляторах. Однако такое оборудование стоит недешево, что зачастую оборачивается чрезвычайным удорожанием проектов ВИЭ-генерации. Тем не менее в этом году «Сахаэнерго» планирует установить литий-ионные накопители на СЭС в Батамае и Ючугее. Этот шаг очень важен: в перспективе устройство позволит вообще выключать дизельные генераторы, особенно летом. Даже без аккумуляторов средняя стоимость строительства СЭС на Дальнем Востоке составляет 3 тыс. долларов на киловатт, ВЭС еще дороже: от 4,4 тыс. до 6,7 тыс. долларов за киловатт, в зависимости от комбинирования с дизелем. (Для сравнения: монтаж ДЭС обходится примерно в 2 тыс. долларов за киловатт.) Но несмотря на очевидную дороговизну ВИЭ-генерации, за счет экономии топлива такие объекты окупаются в течение 7–12 лет. Расчеты просты. К примеру, один Батамай в год «съедает» около 75 тонн солярки — ее запасы хранятся в цистернах, установленных на территории ДЭС. Уже первая очередь СЭС позволила снизить потребление топлива на 10,3 тонны в год (на остальных солнечных станциях показатели сопоставимы: от 6 до 9 тонн ежегодно). Учитывая, что в среднем стоимость тонны солярки с доставкой составляет 45 тыс. рублей, нетрудно подсчитать, что затраты на СЭС в Батамае окупятся через семь лет. А в этом году, кстати, мощность станции планируется удвоить.

Кроме того, нужно учитывать, что себестоимость производства электроэнергии на СЭС (да и на ВЭС) почти нулевая — штатные дизелисты лишь пару раз в неделю протирают панели от пыли, а в зимнее время чистят от снега. В остальном же в тарифе сохраняется лишь себестоимость производства дизельного электричества. Сегодня в среднем на Дальнем Востоке она составляет 30–40 рублей за киловатт, хотя местами доходит и до 90–100 рублей. Учитывая, что при работе в паре с ВИЭ-генерацией расходы топлива так или иначе снижаются, себестоимость электричества тоже падает. «Как ни странно это звучит, чем более труднодоступно место, в котором находится потребитель, тем выгоднее использование солнечной энергии, ведь дизельное топливо туда завозить в любом случае еще дороже», — резюмирует заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия) Павел Маринычев.

033_expert_27_2_jpg_450x300_crop_q100

Фото: Волобуев Виталий

Идут за ветром и солнцем

Неудивительно, что о строительстве ВИЭ-генерации задумываются во всех регионах ДФО. В подавляющем большинстве случаев речь идет об очень небольших по мощности объектах. Крупнейшей может стать только СЭС в поселке Батагай в Якутии, запустить которую РАО «ЭС Востока» планирует в 2015 году: объект мощностью 2 МВт обойдется компании в 600 млн рублей, но позволит экономить 1,4 тыс. тонн топлива в год.

Объединив разрозненные планы регионов в рамках единой программы, в «ЭС Востока» делают ставку на два вида ВИЭ — ветер и солнце. Водные и другие возобновляемые источники, конечно, не сбрасываются со счетов, но их использование будет точечным. Центрами ветровой энергетики в обозримой перспективе могут стать Камчатка, Чукотка и Сахалин. В Камчатском крае уже действуют ветродизельные комплексы на острове Беринга и в Усть-Камчатске (крупный рыболовецкий центр). В планах компании «Передвижная энергетика» (подконтрольна РАО «ЭС Востока») установить более 60 ВЭУ в составе ветро-дизельных комплексов в регионах Дальнего Востока общей мощностью 16,7 МВт — инвестиции оцениваются в 2,6 млрд рублей. Аналогичные проекты реализуются в Сибири. Даже в энергопрофицитной Иркутской области, где работают крупные ГЭС Ангарского каскада, реализован пилотный проект строительства солнечно-ветро-дизельного комплекса в поселке Онгурен Ольхонского района. СЭС в паре с дизельной станцией установили и в поселке Менза Забайкальского края. По данным краевого правительства, ВИЭ-генерацию там можно строить в 18 поселках, которые или невозможно, или чрезвычайно сложно подключить к централизованному электроснабжению. Такое «удовольствие» обошлось бы в 3,6 млрд рублей — неподъемная сумма для бюджета депрессивного региона. Между тем в этих поселках проживает 5,4 тыс. человек, а себестоимость производства электричества доходит до 100 рублей за киловатт.

034_expert_27_1_jpg_450x300_crop_q100

Фото: Волобуев Виталий

 

Нетрудно заметить, что практически все реализованные (или запланированные к реализации) проекты можно смело назвать жемчужинами. Во-первых, они основаны на уникальных инженерных решениях — от подбора наиболее эффективных технологий до разработки хитроумных схем логистики оборудования и его монтажа на месте. Ветряки и солнечные станции давно работают во многих странах, но в условиях вечной мерзлоты или шквалистых ветров такие технологии до сих пор не обкатывались. Невозможно описать воодушевление начальника отдела внедрения альтернативных источников энергии и новых технологий «Сахаэнерго» Александра Ефимова, увидевшего на стройплощадке школы в Батамае подъемный кран: осенью эту махину привлекут для разгрузки контейнеров с новым оборудованием для СЭС. И это, можно сказать, везение: в большинстве случаев энергетикам в буквальном смысле приходится изобретать велосипед. Поэтому, уверен заместитель гендиректора по стратегии и инвестициям РАО «ЭС Востока» Алексей Каплун, очень важно как можно быстрее разработать типовые проекты по всем видам ВИЭ-генерации.

Во-вторых, все эти «жемчужины» возникли благодаря самым разнообразным схемам финансирования. Объект в Онгурене был построен на средства областных программ энергосбережения и повышения энергоэффективности. СЭС в Мензе — за счет лизинга оборудования. А солнечные станции в поселках Эйик и Кубергеня в Якутии «Сахаэнерго» монтирует на субсидию в размере 4,7 млн рублей, полученную по итогам республиканского конкурса на возмещение затрат на НИОКР. И эти «финансовые велосипеды», которые энергетикам тоже требуется постоянно изобретать, сдерживают развитие ВИЭ-генерации и не позволяют запустить массовую реализацию программы строительства таких объектов в изолированных энергорайонах.

034_expert_27_2_jpg_450x300_crop_q100

Фото: Волобуев Виталий

Нужны долгосрочные тарифы

«В отличие от проектов в зоне оптового рынка, где “зеленое” электричество выходит дороже рынка, здесь — на Дальнем Востоке, в Сибири, на Крайнем Севере — технологии ВИЭ, наоборот, оказываются дешевле существующего производства», — отмечает руководитель программы IFC по развитию возобновляемой энергетики в России Патрик Виллемс. Дело за малым — раскрутить в этой сфере инвестиционный маховик.

На деле же получается странная картина. 11 июня ОАО АТС (стопроцентная «дочка» НП «Совет рынка», занимается организацией торговли на оптовом рынке) подвело итоги второго отбора инвестпроектов по строительству объектов ВИЭ-генерации. Отбор, как и на первом конкурсе в сентябре 2013 года, велся по трем сегментам: ветровой, солнечной и малой гидрогенерации, проекты отбирались на 2015–2018 годы. По ветру поступила всего одна заявка, три заявки пришли на строительство малых ГЭС и 53 — на солнечную генерацию. Эти конкурсы АТС проводит, выполняя Постановление правительства РФ от 28 мая 2013 года № 449, в котором прописан механизм стимулирования использования ВИЭ на оптовом рынке электрической энергии. По сути, речь идет о понятных для всех договорах о предоставлении мощности (ДПМ), в которых государство гарантирует инвесторам в ВИЭ-генерацию закупку выдаваемой этими объектами мощности по выгодным, как правило более высоким, ценам.

Строительство ВИЭ-генерации в изолированных энергорайонах, где нет никакого рынка мощности, движется параллельно этим процессам. «Сегодня государство пытается весь рынок ВИЭ подогнать под единую модель. Но на Дальнем Востоке не работают подходы, которые работают в обжитой части страны. В европейской части России инвесторам действительно нужно ограничивать капитальные расходы и не позволять строить дорогие станции. А здесь, куда солярку иногда вертолетами завозят, в основе должен лежать другой подход: экономим мы топливо или нет?» — считает директор по инновациям и ВИЭ «Русгидро» Михаил Козлов. «Изолированные районы Дальнего Востока отличаются от европейской части России в отношении проектов ВИЭ тем, что при несколько больших по сравнению с традиционной энергетикой удельных затратах они могут быть экономически эффективными и не требуют субсидирования государством. В случае с ВИЭ мы не просим дотаций у государства и регионов, а говорим им: “Коллеги, топливо нынче дорого, а мы занимаемся энергоэффективными проектами и экономим определенную часть топлива. За счет этого в будущем, когда мы окупим наши затраты, вы сможете либо снизить тариф, либо стабилизировать его”. Сейчас нам крайне важно, чтобы топливная составляющая в тарифе сохранялась, нам необходимы долгосрочные тарифы, и в этом государство может нам помочь», — добавляет Алексей Каплун.

Чтобы механизм долгосрочного тарифообразования заработал, требуется корректировка основ ценообразования в электроэнергетике. Пока что региональные энергетические комиссии имеют право устанавливать тарифы лишь на год вперед, энергетикам же нужно лет на пять-десять-пятнадцать, в зависимости от проекта. «Установление долгосрочных тарифов на срок окупаемости ВИЭ (фиксация топливной составляющей) может помочь более широкому вовлечению в балансы территорий этих источников энергии, — соглашается Ирина Иванова. — Впрочем, вряд ли стоит рассчитывать на инвестиционный бум в изолированных районах. Во-первых, мест с хорошими показателями потенциала возобновляемых ресурсов не так много. Во-вторых, нагрузки этих небольших поселений незначительные. И вряд ли нам за счет ВИЭ малых мощностей можно набрать какие-то огромные цифры. Мы оцениваем рациональные масштабы ВИЭ для децентрализованных потребителей ДФО в размере 320–360 мегаватт. Возможно, вследствие разных мер и наметившихся тенденций стоит ожидать роста до 500 мегаватт».