thumb
Фото: http://blog.fabika.ru

В журнале «Университетское управление: практика и анализ» (№6, 2014) вышла статья В.С. Ефимова и А.В. Лаптевой «Когнитивный университет: контуры будущего». Развитие университетов рассматривается как развитие институциональной формы интеллекта в обществе.

Задача статьи – задать рамочные представления, необходимые для постановки целей и задач развития университетов в долгосрочной перспективе, с учетом новых миссий и нового позиционирования университетов в обществе. Представление о «когнитивном университете» – концепт, который, по убеждению авторов, задает требуемые целевые рамки развития ведущих университетов. Далее изложены ключевые тезисы статьи.

1. Университет как «потерянный» социальный институт

В настоящее время кризис университетов обсуждается не только в России; считается, что он имеет культурно-исторический характер и наблюдается во многих странах мира [1]. Университет превращается «из храма науки в market place, торговую площадку, в корпорацию по продаже знаний» [2]. Поскольку университеты не в состоянии выполнять различные функции на высоком уровне, они специализируются: одни на исследованиях и подготовке магистрантов и аспирантов; другие на инновациях и предпринимательстве; большинство же реализует массовое высшее образование (бакалавриат), недорогое и «школьное» по типу – знакомство с учебными дисциплинами по лекциям и учебникам.

Поскольку система деятельностей университетов (исследований, образования и др.) оказалась редуцированной, простое увеличение финансирования не может привести и не приводит к «ренессансу» университетов.

Необходима реконструкция деятельности университета (ее смыслов, продуктов, «адресатов», внутренних и внешних коопераций), задача которой – не восстановить университет в его «докризисном» состоянии, а заново создать все «здание» университета, чтобы оно соответствовало складывающимся перспективам. Отправная точка реконструкции – рассмотрение университета как социального института. Это означает, что по-новому должны быть поняты миссия и социальные функции университета: какие процессы общества будут институциализироваться в форме университета. Далее – каким именно образом, через какую деятельностную и организационную «конструкцию» [3] эти процессы могут реализовываться в университете, то есть какие модели университета актуальны и перспективны.

Переживаемый университетами период неопределенности, поиска собственной позиции в обществе не является первым в истории. Каждый раз, переживая кризис, университеты находили возможность возобновить смысл и содержание своей деятельности [4]. Реконструкция университета – синтез тех смыслов деятельности и позиций, которые были развернуты на предыдущих исторических стадиях развития, с учетом складывающейся перспективы.

2. Университет как социальный институт: исторический экскурс

Университет зарождался как форма самоорганизации интеллектуалов, результат выстраивания ими для себя «социальной формы существования» во многом по образцу существовавших институтов – ремесленных цехов и монастырей [5]. Ремесленный цех был образцом того, как могут существовать и воспроизводиться сообщества людей определенной квалификации – через отбор учеников, их обучение, подтверждение мастерства. Монастырь показывал, как могут быть созданы особая среда и образ жизни, обеспечивающие интенсивность и непрерывность («накал») духовной жизни. И цех, и монастырь были примером того, каким образом специфическая группа людей может сообща выживать в условиях средневекового мира. Первые университеты были сообществами «умных» – студентов и преподавателей, которые выбирали подходящий город и поселялись в нем, получали от города приют и защиту. Город получал от университета эффект оживления экономической жизни за счет притока иногородних, а также необходимых ему профессионалов – врачей, юристов, священников.

В первых университетах возникла базовая конструкция процесса порождения, развития мысли (знания), ее передачи – обучения. Ее элементами были лекции, диспуты, библиотека, защита квалификационной работы. На основе «естественных» форм существования интеллекта – чтения, вопрошания, диалога, диспута – сформировалась институциональная форма воспроизводства интеллекта, собственно университет.

Университеты в период их становления были прогрессивной силой, продвигали общество в целом. Сформированная институциональная форма далее стала «замораживаться», и спустя три-четыре столетия университеты воспринимались уже как консервативная сила, носители схоластической культуры в изменившемся мире.

Следующая генерация университетов возникла как результат институциализации новых типов мышления и деятельности, порожденных научной и технологической революцией 18–19 столетий. Новое поколение университетов по «гумбольдтовской» модели формировалось как альтернатива схоластическим университетам и стало ориентиром для всего университетского сообщества.

Научно-технической революцией были востребованы: 1) выработка особого типа знания – опытного, пригодного для реализации в практической деятельности, в промышленности; 2) подготовка научных и инженерных кадров. Институциализация этих процессов привела к возникновению новых структур университетов – лабораторий. Организационная конструкция университета включила: кафедры (группы ученых и одновременно преподавателей, работающие в определенной области); факультеты (форма организации потокового учебного процесса – лекций и семинаров); лаборатории (институциональная форма сборки ресурсов – ученых, вспомогательного персонала, оборудования, материалов для систематического получения нового опытного знания). Результатом стал классический университет, ведущий фундаментальные исследования и проводящий обучение по широкому спектру естественных и точных наук (и гуманитарных, но, в отличие от схоластического университета, ориентированных на идеал «позитивного знания»).

Завершение индустриального перехода и культурной эпохи Модерна [6] привело классические университеты в ситуацию «зависания». Интеллект стал «перетекать» из университетов в промышленные лаборатории, консалтинговые фирмы, фабрики мысли, экспертные сообщества и т.д. Коммуникации и обмен знаниями все в большей степени происходят вне стен университетов и без их участия [7]. Как институциональная конструкция университет во многом действует «ритуальным образом». Например, кафедры становятся формальными пунктами прописки преподавателей, в то время как реальная познавательная и образовательная активность существует «параллельно» в виде деятельности неформальных коллективов, «проектных команд» и т.п.

Завершение индустриальной эпохи, переход к «сверх-индустриальным» форматам экономики, технологическая революция и разворачивание следующего технологического уклада на рубеже 20–21 столетий должны вызвать к жизни либо следующее поколение университетов, либо альтернативные формы существования интеллекта, генерации знаний, образования, становления человека.

Университет – это интеллектуальное сообщество, жизнь и деятельность которого принимает различные институциональные «оболочки» в разные времена. В истории университетов есть фазы «сумерек», когда сообщество еще или уже не имеет институциональной формы университета; фазы расцвета, когда бытие сообщества имеет адекватную институциональную форму (университет). В последующей за расцветом фазе сумерек интеллектуальное сообщество уходит в «невидимые колледжи», а университеты становятся пустыми сосудами – в них остаются бюрократы от науки и образования и «потухшие» ученые и преподаватели.

3. Университет как социальный институт в обществе знаний и «задание на развитие» университетов

3.1.  «Когнитивное общество»

Формирующаяся социально-экономическая и социально-культурная реальность схватывается понятиями: «постиндустриальное общество», «общество знаний», «сетевое общество» [8], когнитивная фаза развития общества [9]. Отличительные черты этого общества:

  • расширение секторов деятельности, связанных с производством новых технологий и ноу-хау, новых смыслов, образов и стилей жизни – инновационного бизнеса, креативных индустрий. Трансформируются промышленный и услуговый секторы: ключевым фактором их существования и развития становятся инновации различных типов;
  • превращение коллективного интеллекта, обеспечивающего производство знаний и инноваций, в ключевую производительную силу; фабрики и заводы не исчезают, но их продуктивность решающим образом зависит от создания новых конкурентоспособных образцов продукции, технологий, маркетинговых схем и т.д.;
  • возможность включения в производство знаний и инноваций беспрецедентно широкого круга людей в результате массовизации высшего образования и высокой значимости интеллектуальной компоненты внутри производственных процессов;
  • переход к сетевой гетерархической организации (производства, управления и др.), более гибкой и мобильной в сравнении с иерархической; к распределенному управлению; преобладают матричные и сетевые организационные структуры, а функциональная организация деятельности уступает место «командной».

Ключевым трендом становится «когнитивизация» экономики и общества – насыщение знаниями деятельности и досуговой сферы; массовое включение людей в познавательную активность. Включение происходит на разных уровнях, от «дилетантского» до высокопрофессионального, в разных формах – средовых и институциональных. Снимается характерное для индустриального мира четкое деление на тех, кто производит знания – профессиональных исследователей – и тех, кто знания лишь употребляет.

Формируется «коллективный интеллект общества»:

1) общественное самоуправление, участие граждан в разработке и принятии решений («умное» общество);

2) возрастает уровень коммуникативной связности общества;

3) «коллективный интеллект» институциализируется на уровне государства или муниципалитетов – применение экспертного знания или мнений жителей становится постоянной практикой при разработке стратегий и программ развития, при контроле их выполнения. Одной из форм институциализации коллективного экспертного интеллекта являются «фабрики мысли» (think tanks);

4) «коллективным интеллектом» становятся некоторые социальные сети, когда их участники переходят от обмена сообщениями к коллективной постановке и решению познавательных или практических задач;

5) создаются технологические и организационные основы для работы с данными «Big Data» (системы сбора, хранения и обработки огромных объемов информации разного рода).

Технологической базой для развертывания этих особенностей общества знаний в целый, всеобъемлющий «когнитивный мир» [10] становятся достижения цифровой революции, которые дают возможность переводить информацию любого рода в цифровой сигнал и передавать его по сетям телекоммуникаций практически «без границ», тиражировать в любых масштабах.

Масштабы и глубина происходящих изменений позволяют говорить о перспективе формировании «когнитивного общества», которое может стать совершенно другим социальным организмом по сравнению с ранее возникшими в истории обществами. Его «инаковость» – это другие масштабы и скорости коммуникации (передачи знаний, проблем и решений); другие социальные и деятельностные системы (формы связности и организации людей); другие возможности для социальной соорганизации, принятия решений и управления общественными изменениями.

3.2. Расширение спектра когнитивных технологий

В настоящее время в качестве «когнитивных технологий» в основном обсуждаются технологии, связанные с обработкой и передачей данных, компьютерной памятью, искусственным интеллектом, компьютерно-мозговыми интерфейсами. Представляется, что они не являются наиболее важными в назревающем технологическом сдвиге. Значительно важнее следующие группы технологий.

  1. Обеспечивающие экстериоризацию интеллектуальных функций человека. Будучи вынесены «вовне», на внешние «экраны» и в поле коммуникации, интеллектуальные функции поддаются пере-опосредованию – перестройке и технологизации.
  2. Обеспечивающие сборку и функционирование коллективно-распределенного интеллекта. При этом необходимо конфигурирование: а) знаний (мышления), б) коммуникаций, в) деятельностей.
  3. Обеспечивающие формирование вынесенной вне человека инфраструктуры сознания и мышления.
  4.  Обеспечивающие функционирование сложных знаний – многопредметных, кросс-предметных.

«Технологиями» становятся сложные комплексы, соединяющие ИКТ с формами соорганизации людей, способами обращения информации и знаний, способами соединения интериоризованной и экстериоризованной интеллектуальной работы индивидуального человека и коллективов.

3.3. Становление когнитивного общества и задание на развитие университетов

Необходимо понять, какие процессы возникают в социуме и нуждаются в институциализации – университет может «захватить» эти процессы, развернуть на собственной базе и тем самым возобновить свое существование как актуального для общества института. Предположительно, это следующие процессы.

1. Генерация новой проблематики, повестки дня для разных субъектов общества, для их кооперации: новая ситуация – ее осмысление, генерация смыслов – перевод в проблему – перевод проблемы в задачи – создание конфигурации деятельностей для практического решения задач.

2. Создание и развертывание новых практик в области экономики, культуры, развития человека и т.д.: образ/замысел – создание прецедента («пробной» формы практики) – осмысление прецедента, оформление прототипа практики – тиражирование практики.

3. Обеспечение процессов становления человека в формате индивидуальной образовательной траектории: «фундирование», оформление интенций, определение целей и придание оснований образованию, в отличие от частных и ситуативных интересов и мотивов, которые движут индивидом в «море» образовательных ресурсов.

Генерацию новой повестки дня не могут обеспечить ни бизнес-корпорации, ни органы управления (государственного, регионального, муниципального). Они действуют в экономической или в социально-политической логике, ограничены на уровне онтологии, на уровне организационных схем и технологий. Необходим «универсальный» субъект, который свободно оперирует позициями, онтологиями, организационными схемами. Поэтому Universitas как особого типа общность становится заново актуальным.

4. Высшее образование с точки зрения когнитивной перспективы

Освоение специальности как пакета специальных знаний и способов деятельности становится частным случаем высшего образования для людей, чья трудовая деятельность будет связана с классическими профессиями (врач, военный, юрист, инженер и т.п.). Общим случаем становится образование как формирование индивидуального «пакета» компетенций на мульти- и метадисциплинарной основе («общее высшее образование»). Его содержание – современная картина мира и интеллектуальные функции человека (мышление, коммуникация, планирование – действие, рефлексия).

Если современная «сверх-индустрия» создает сборки распределенных производственных цепочек, то современное образование – сборка, надстроенная над «просто образованием», которое превращается тем самым в образовательные ресурсы. Основная событийность образования переходит в слой целеполагания, навигации, выбора компонентов образования, их соотнесения и сборки.

Деление высшего образования на общее и профессионализирующее является содержательным основанием для деления ступеней – бакалавриата и магистратуры. Ступень бакалавриата может быть финальной для молодых людей, чья карьера будет складываться внутри городской экономики, или промежуточной для людей, чья деятельность будет происходить в высокотехнологичных, наукоемких областях экономики [11].

Важно и резкое расширение областей применения полученного человеком образования. Оно необходимо человеку не только для того, чтобы работать в качестве квалифицированного рабочего или специалиста. Оно необходимо также:

  • для высокой трудовой мобильности в течение жизни;
  • для полноценного включения в гетерархические и сетевые организации, где трудовая и социальная активность человека включают элементы управления, инноваций, проектирования независимо от занимаемой должности;
  • для потребления современных сложных и «умных» товаров, услуг, видов досуга и т.д.;
  • для проживания собственной жизни в динамичном мире, где невозможно ограничиваться применением шаблонов или следованием традиции, для выстраивания собственной индивидуальности.

5. Модельные варианты университета в когнитивном мире

5.1. Университет – «когнитивный остров» или «когнитивный континент»

В этой модели когнитивное общество формируется островным образом в окружении обществ предыдущих укладов – индустриального, аграрного (как индустриальное формировалось в индустриальных городах в окружении аграрных территорий). Университет оказывается эпицентром данного процесса, поддерживая внутри себя ряд подструктур: научную, образовательную, предпринимательскую, а также формируя «интерфейсы» для взаимодействий с окружающим миром индустриальной или сервисной экономики. Университет становится «реактором», внутри которого за счет концентрации интеллекта, коммуникаций, предпринимательской активности и необходимых ресурсов сверх некоторой критической массы «разгоняется» генерация знаний, инноваций, новых продуктов.

Пример – Стенфорд в связке с инновационным регионом («Силиконовой долиной»). При формировании региона были достигнуты: а) необходимая концентрация коммуникаций, б) совместное использование лабораториями и стартапами ресурсов – материально-технических, человеческих, финансовых, в) соревновательность тесно взаимодействующих «команд проектов».

5.2. Университет – научно-образовательно-производственный кластер

Данная модель предполагает сборку по кластерному типу исследовательских, образовательных, предпринимательских структур, что определяет их повышенную продуктивность. Это несколько более «слабый» вариант в сравнении с предыдущим, так как предполагает формирование производственных цепочек, включающих в том числе производство знаний и человеческого капитала, но не предполагает возникновения «эффекта реактора».

5.3. Университет как сеть коопераций: R&D-сеть, образовательная сеть

Происходит обобществление и совместное использование ресурсов, возрастает отдача от ресурсов, появляются синэргетические эффекты.

5.4. Университет как интеллектуальная функция в распределенном интеллекте общества

Университет выполняет фундаментальные исследования, в то время как инновационные компании выполняют прикладные R&D, а коммуникации обеспечиваются сетевыми СМИ, соцсетями.

5.5. Университет – локальная функция в рамках сетевого когнитивного мира

Например, университеты создают образовательный контент, проводят определенные типы исследований, занимаются сертификацией педагогических и исследовательских кадров. Прочие когнитивные функции общества, включая целеполагание, генерацию смыслов и образов, новых практик – реализуются вне университетов.

Первые три модельных варианта можно назвать собственно «когнитивными университетами»; последние два – университеты, адаптированные к новой среде.

Барьеры для формирования когнитивных университетов:

1) неэффективная коммуникация («информационный мусор», конфликты, низкая продуктивность и т.д.); барьер снимается за счет структурирования и технологизации  коммуникации, в частности, нужен переход к особым образом организованной «позиционной коммуникации»;

2) существующие формы интеллектуальной собственности; нужны либо формы, ускоряющие оборот интеллектуальной собственности, либо ее обобществление;

3) неэффективные интерфейсы (например, традиционная научная конференция как интерфейс мало эффективна);

4) устаревшие ментальные установки, например, установки университетского сообщества как отделенного и в некоторых отношениях противопоставленного обществу.

6. Перспектива высшей школы в России – сценарий «конверсии» [12]

Необходима переориентация высшей школы, изменение целевых рамок ее деятельности, миссии и функций. Аналогом является конверсия промышленности, созданной для производства вооружений, в промышленность, выпускающую продукцию гражданского назначения. Если конверсия проводится правильно, накопленные ресурсы – производственные мощности, технологии, ноу-хау, квалифицированные кадры – не разрушаются, а переключаются на выполнение других задач.

Результатом конверсии должна стать реконструкция высшей школы как института общества:

1) обновление миссии высшей школы; ведущие университеты должны установить в качестве своей миссии: высшая школа – институт развития общества; высшая школа – лидер в переходе экономики и общества к «когнитивному обществу»;

2) обновление функций высшей школы; ключевые функции: генератор знаний и инноваций, «площадка будущего в настоящем», фабрика мысли; создание человеческого капитала для будущего; образование и личностное развитие для новых целевых групп (взрослых и др.), создатель гуманитарных и социальных инноваций, коммуникативная площадка;

3) переход на новые парадигмы, форматы и модели образования – виртуальное образование, деятельностное образование (образование как освоение деятельности) [13].

Конверсия должна произойти за счет «пересборки» лучших ресурсов высшей школы (кадров, компетенций, интеллектуального задела, материальной базы – инфраструктур, парка оборудования и приборов и др.). Площадки пересборки – университетские консорциумы, виртуальные университеты, технологические платформы, научно-образовательно-производственные кластеры, исследовательские сети.

Сценарий «конверсии» предполагает:

  1. создание университетских консорциумов для мобилизации сильной части коллективов высшей школы; консорциумы должны быть «замкнуты» на потребителей – инновационный бизнес, население с его образовательными запросами;
  2. создание виртуальных университетов (на базе консорциумов) для мобилизации лучших школ и кадров «поверх» административных границ вузов и невзирая на пространственные расстояния;
  3. включение университетов в деятельность технологических платформ (федеральных, региональных);.
  4. включение университетов в научно-образовательно-производственные кластеры (НОП-кластеры).

НОП-кластеры можно разделить на два типа: 1) индустриального типа – осуществляющие высокотехнологичное материальное производство; 2) когнитивного типа – осуществляющие производство «знаниевой» продукции (технологий, образцов новой продукции, дизайна; смыслов и образов, культурных артефактов; коммуникаций, социальной связности; образов и способов деятельности, новых практик; образов и стилей жизни).

Специфика и масштаб задач модернизации высшей школы таковы, что они не могут быть решены лишь усилиями государственного аппарата управления или администрациями вузов. Необходимо создание «коалиции развития» – объединение усилий, координация проектов разных активных групп, различных коллективов, которые принимают как собственную задачу «переход в будущее» – создание новой ситуации, которая отличается от ситуации настоящего.

Ссылка для цитирования статьи: Ефимов В.С., Лаптева А.В. Когнитивный университет: контуры будущего // Университетское управление: практика и анализ. 2014, № 6. С. 18-29.

 Библиография

[1] Readings B. The university in ruins. Cambridge: Harvard University Press, 1996. Кислов А. Г. Университет эпохи постмодерна / А. Г. Кислов // Университетское управление: практика и анализ. 2007. № 3(49). С. 18–24.

[2] Покровский Н.Е. Побочный продукт глобализации: университеты перед лицом глобальных изменений // Общественные науки и современность. 2005. № 4. С. 148–154.

[3] Ефимов В.С., Лаптева А.В. Корпоративная культура – инструмент развития университета // Университетское управление: практика и анализ. 2010. № 1. С. 23–29.

[4] Ортега-и-Гассет Х. Миссия университета / Х. Ортега-и-Гассет // «Alma mater» («Вестник высшей школы»). М.: изд-во ун-та дружбы народов. 2003. №7. С. 86–87.

Ясперс К. Идея университета / пер. с нем. Т. В. Тягуновой; ред. перевода О. Н. Шпарага; под общ. ред. М. А. Гусаковского. Минск : БГУ, 2006. 159 с.

Барнетт Р. Осмысление университета / Пер. с англ. Р.Е.Гайлевича // Образование в современной культуре / Под ред. М.А.Гусаковского. Мн., 2001. С. 97–124.

[5] Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в Средние века / пер. с франц. А. М. Руткевича. 2-е изд. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. 160 с.

[6] Розин В.М. Рефлексия образов и сферы образования. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.fondgp.ru/lib/mmk/46/#_ftnref16

[7] Ефимов В.С., Лаптева А.В., Дадашева В.А. Форсайт высшей школы России: новые миссии и функции, перспективные технологии и форматы деятельности // Университетское управление: практика и анализ. 2012. № 3. С. 13–48.

[8] Кастельс М. Становление общества сетевых структур / Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. Под ред. В.Л. Иноземцева, 1999. С. 494–505.

Назарчук А.В. Сетевое общество и его философское осмысление // Вопросы философии. 2008. № 7. С. 61–75.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.

Иноземцев В.Л. К теории постэкономической общественной формации. М.,1995. 330 c.

Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики // Новая технократическая волна на Западе. М.: «Прогресс». 1986. С. 392-409.

[9] Переслегин С.Б. Самоучитель игры на мировой шахматной доске. М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 2007. 619 с.

[10] Концептуализация постиндустриального перехода именно как перехода в когнитивную фазу развития общества предложена С.Б. Переслегиным, см.: Переслегин С.Б. Самоучитель игры на мировой шахматной доске. М.: АСТ; Terra Fantastica, 2007. С. 481–609.

[11] Постиндустриальный переход в высшем образовании России: на примере анализа развития рынка образовательных услуг Северо-Запада РФ Российской Федерации. Доклад Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад». Санкт-Петербург 2005. 127 с.

[12] См. работы:

Ефимов В.С., Лаптева А.В. Форсайт высшей школы России – 2030: базовый сценарий – «конверсия» высшей школы // Университетское управление: практика и анализ. 2013. № 3 (85). С. 6–21.

Будущее высшей школы в России: экспертный взгляд. Форсайт-исследование – 2030: аналитический доклад, под ред. В.С.Ефимова. – Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. – 182 с.

[13] Подробнее о новых миссиях и функциях высшей школы, перспективных технологиях и форматах ее деятельности см.: Ефимов В.С., Лаптева А.В., Дадашева В.А. Форсайт высшей школы России: новые миссии и функции, перспективные технологии и форматы деятельности // Университетское управление: практика и анализ. 2012. № 3. С. 13–48.

Ефимов В.С., Лаптева А.В. Когнитивный университет: контуры будущего // Университетское управление: практика и анализ. 2014.  № 6 (94).  С.18-29.