thumb

Идея «смены вывесок» вдруг захватила вице-премьера и куратора оборонно-промышленного комплекса Дмитрия Рогозина. Выступая на новосибирском форуме «Технопром», он заговорил о развитии Дальнего Востока. Начал со своей вполне темы, поведав о строительстве космодрома «Восточный»: введение в строй всех объектов на космодроме, по его мысли, «даст нам уникальные возможности по выведению в открытый космос любых полезных нагрузок» и «это объективно приведет к тому, что вся ракетно- космическая промышленность будет сдвигаться на восток. Нечего ей делать в европейской части».

Это он вполне по теме мероприятия высказался, ведь там одним из пунктов значится «Рост конкуренции на глобальных рынках имеет, как следствие, перенос производства в экономики с низкими издержками – усиливаются новые центры экономического роста на Востоке («Восточный вектор развития»), преимущественно в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

А вот дальше мысль вице-премьера стала куда более глобальной — он уже не просто про отрасль заговорил, а о геополитике и вообще «смыслах».

«Я не понимаю словосочетание «Дальний Восток». Как местные жители называют себя? «Я живу на Дальнем Востоке?» Какой он для них дальний? Это — наша тихоокеанская зона. Так и надо назвать — «Тихоокеанский регион». Или как-то иначе, по-другому. Сначала было слово, как назовешь, так он и «поплывет»», — поделился откровениями Дмитрий Рогозин.

Тут, конечно, можно язвить на тему обычного для российских бюрократов смешения сакрального («в начале было Слово» или Логос, а не Дальний Восток) и вполне приземленного (цитата песни из анимационного фильма «Приключений капитана Врунгеля» — «как Вы яхту назовете, так она и поплывет), но это представляется излишним.

Точно тут стоит помянуть, что Рогозин не выступил новатором. Идея переименовать Дальний Восток давно посещает самых разных людей. Скажем, в 2007 году на круглом столе в Красноярске директор агентства прикладной и региональной политике Валерий Хомяков предлагал назвать территорию «Тихоокеанский регион России». Мотивировал он это, в частности, тем, что «есть данные, согласно которым дальневосточники в большей степени олицетворяют свой регион с Россией, чем некоторые субъекты РФ в Сибири» (жителям территорий был задан вопрос «Когда вы последний раз были в России?». Процент сказавших «Я здесь живу», был выше именно на Дальнем Востоке).

А в 2012 году в «Эксперте» был материал, где различные ученые выступали с той же идеей. «Обе головы российского орла по-прежнему смотрят на Запад. Сам термин «Дальний Восток» — это вериги. Вопрос напрямую связан с политикой центра по отношению к региону, и термин «Тихоокеанская Россия» имеет принципиальное значение с психологической точки зрения, — считает доктор исторических наук Виктор Ларин, директор Института истории, археологии и этнографии (ИИАЭ) ДВО РАН. — Никто не собирается вести разговор о переименовании — пусть остается Дальневосточный федеральный округ. Вопрос в том, чтобы внедрять в сознание политической и бизнес-элиты, всего населения восприятие этой территории как просто части России, а не какой-то «дальней» или забытой Богом. Хотя насколько это сегодня возможно — вопрос».

 «В самом названии «Дальний Восток» содержится относительность, связанная с европоцентризмом. Вместе с тем на территории Дальневосточного федерального округа нарастает тяготение территорий к Тихому океану, — заявил директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН академик Петр Бакланов. По его мнению, термин «Тихоокеанская Россия» куда лучше отражает эту морскую специфику региона, нежели «Дальний Восток». Правда, те же специалисты жаловались в материале, что на переименование вряд ли согласится Москва.

Впрочем, за последние пару лет некие подвижки во взгляде центра на Дальний Восток обозначились. Под задачу было создано целое министерство и придуман специальный вице-премьер, утверждаются различные программы развития, худо-бедно, но проведен саммит АТЭС (тоже призванный регион развить). Так что и Рогозин со своей идеей переименования тут в тренде, тогда как ранее это казалось чистой маргиналией, даже если озвучивал идею академик.

Правда, охота к перемене имен не снимает ни одной из реально существующих проблем дальневосточного региона. Бедная инфраструктура, дорогой транспорт, довольно сильная независимость (в том числе и инфраструктурная) от остальной России. Переименованием это не решить никак.

Стремление убрать имя или сменить название и решить тем самым какую-то проблему — вообще привлекательная для власти тема. Только вот к реальной десоветизации не привело переименование Дзержинской в Лубянку, а улицы Горького в Тверскую. Исключив «татаро-монгольское иго» из учебников истории, не решить проблему национального мира. А проведя ребрединг «Оборонсервиса» — не победить коррупцию.

Смыслы и символы, конечно, дорогого стоят, но хотелось бы уже увидеть просто менее дорогие авиабилеты на пока еще запредельно Дальний Восток. Их из высоких кабинетов уже много лет как обещают — а их как не было (кроме скидок для пенсионеров и студентов), так и нет. В Нью-Йорк дешевле долететь, чем в «нашу тихоокеанскую зону»