thumb
Фото: business-vector.info

Судя по последним данным о динамике промышленного производства, российское хозяйство прочно вошло в депрессивное состояние. После провала в апреле (на 6.5%) и мае (на 1.5%), выпуск продукции стабилизировался и с небольшими колебаниями продолжает оставаться на одном и том же уровне. Поэтому с некоторыми оговорками можно считать, что новое равновесие в промышленности достигнуто и, скорее всего, уже надолго, так как факторы, из-за которых это падение, а потом стабилизация, произошли, по-прежнему продолжают действовать.

Как хорошо понятно, основной причиной падения производства в России стало депрессивное состояние мировых товарно-сырьевых рынков, вызванное в основном политикой стран ОПЕК в области ценообразования на углеводороды. Поскольку цены на нефть упали больше чем в два раза (а за ними – цены на газ и уголь), то доходы стран-экспортеров углеводородов резко сократились, что привело к сокращению их спроса на импорт и, соответственно, заказов, которые они размещали среди производителей в других странах.

Хотя от сокращения спроса со стороны стран ОПЕК российские производители прямо не страдают – они не являются крупными поставщиками товаров для этих стран, — зато косвенные потери у них вполне приличные. Поскольку они продают свою продукцию, как правило, европейским и китайским компаниям, которые производят из нее товары для экспорта в страны ОПЕК, то сокращая поставки в нефтедобывающие страны из-за падения спроса, эти компании, в свою очередь, сокращают свой спрос уже и на российские товары.

Поэтому, хотя физический объем экспорта углеводородов из России принципиально не изменился (экспорт нефти и нефтепродуктов вырос, природного газа и угля — сократился), экспорт других товаров, в основном промежуточных, сократился достаточно значительно, что и послужило первопричиной общего падения выпуска промышленной продукции.

Падение доходов от экспорта углеводородов привело в действие другой фактор сокращения производства – девальвацию рубля. Эта девальвация вызвала сильное удорожание импорта, после чего у предприятий, которые используют импортные материалы, комплектующие и оборудование, резко выросла себестоимость и цена продукции, что привело к значительному падению ее продаж на внутреннем рынке.

То же падение доходов от экспорта послужило сокращению и внутреннего спроса. Хотя раньше большая часть экспортных доходов, как правило, тратилась на приобретение иностранных товаров, услуг и активов, но часть из них все же расходовалась на внутреннем рынке, поддерживая на нем спрос и выпуск. Но теперь, после падения этих доходов, внутреннему рынку вообще перестало что-либо доставаться, и это тоже привело к падению выпуска продукции.

К сожалению, кроме падения нефтяных и газовых цен российскому хозяйству приходится действовать в условиях оттока капиталов и, как следствие, высоких процентных ставок. Секторальные санкции, введенные западными странами против ряда крупных российских компаний и банков, не позволили им делать новые заимствования и рефинансировать старые на мировых рынках капиталов. Накопленную ранее задолженность пришлось гасить, что резко сократило объем располагаемых финансовых ресурсов в российской экономике и привело к повышению ставок до уровня, при котором рентабельная работа значительного количества предприятий стала затруднительной.

Рост ставок, с одной стороны, снизил спрос на кредиты со стороны производителей, они были вынуждены уменьшить объем оборотных средств и, соответственно, сократить выпуск продукции. С другой стороны, потребители, доступ которых к кредитам так же оказался ограниченным, уже не смогли приобретать в прежних количествах товары длительного пользования, в первую очередь автомобили и жилье.

Понятно, что падение производства могло произойти и в гораздо больших объемах, если бы ему не препятствовали два фактора – та же самая девальвация рубля и усиление государственной поддержки экономики. Хотя девальвация удорожает импорт и приводит к росту себестоимости товаров внутренней сборки с большой долей иностранных материалов и комплектующих, но она, в тоже время, очищает внутренний рынок от конечной продукции иностранного производства. По идее, российские производители должны были воспользоваться устранением конкурентов и заполнить своей продукцией рыночные ниши, раньше занятые импортными товарами.

Девальвация, кроме очистки внутреннего рынка от иностранных товаров, имеет еще одно последствие – она увеличивает номинальные доходы производителей, особенно экспортеров. Их прибыль резко возрастает, что позволяет им, во-первых, погасить задолженность перед банками в национальной валюте и не нести бремени высоких процентных ставок и, во-вторых, профинансировать расширение производства, не прибегая больше к дорогому банковскому кредитованию. За первое полугодие 2015 года чистая прибыль (сальдо прибыли и убытков) выросла на 37.5%, поэтому предприятия во многом смогут компенсировать сокращение внешнего финансирования внутренними финансовыми ресурсами.

Еще одним источником стабилизации промышленности является т.н. государственная поддержка, которая в основном заключается в росте государственного спроса, финансируемого за счет роста государственного долга или денежной эмиссии. В принципе, эта мера достаточно стандартная и применяется большим количеством стран с развитым внутренним хозяйством. Для этого государственные бюджеты развитых стран расширяют свои расходы сверх получаемых доходов, в размере, как правило, равном падению спроса частного сектора, и замещают его, тем самым, государственным спросом.

Но для нас такой путь заказан. Правительство считает своей первоочередной задачей добиваться снижения инфляции (которая сильно подскочила из-за девальвации рубля), поэтому на расширение расходов сверх получаемых доходов идет крайне неохотно. Поэтому в ближайшее время российская промышленность может рассчитывать в основном только на субсидирование процентных ставок и части капитальных затрат предприятий, а также предоставление государственных гарантий по кредитам. Но этих средств для увеличения выпуска продукции до докризисного уровня, скорее всего, не хватит, поэтому стагнация нам обеспечена на длительное время.