thumb

Представлены результаты социологического опроса представителей эвенков, селькупов, кето, чулымцев, проживающих на севере Красноярского края. Исследование показало, что языки этих народов высокими темпами вытесняются русским языком. Каждые 20 лет доля владеющих и свободно говорящих на национальным языке уменьшалась на 18–28 %. В наибольшей степени ориентированы на сохранение национального языка эвенки, в значительно меньшей степени селькупы, кето, чулымцы, многие из которых не видят перспективы сохранения родного языка и не намерены обучать своих детей говорить на нем.


В 2010 г. был проведен социологический опрос представителей четырех коренных малочисленных народов, проживающих на территории Красноярского края, – эвенков, селькупов, кето, чулымцев. Число опрошенных составило 298 человек, проживающих на северных территориях Красноярского края (11 сельских поселений и поселков). Авторы выражают благодарность группе исследователей Сибирского федерального университета под руководством Н. П. Копцевой и Е. А. Ноздренко, которая провела полевую часть работ данного социологического опроса. В структуре выборки были представлены следующие возрастные группы: 20–39 лет; 40–59 лет; 60–80 лет. Наполненность групп позволяет сделать ряд оценочных выводов относительно перспективы сохранения языков коренных малочисленных народов.

Для изучения динамики сохранения языка респондентам задавался ряд вопросов о владении национальным языком, использовании национального (родного) языка в повседневной жизни, о намерениях учить своих детей говорить на национальном языке. В данной статье приведена часть полученных результатов опроса.

Первый вопрос: «в какой степени Вы и Ваш(а) супруг(а), Ваши родители, Ваши дети владеют национальным (родным) языком?» Результаты анализа ответов респондентов представлены в табл. 1.

Таблица 1 Доли респондентов разных возрастов, выбравших вариант ответа «владеют и могут говорить свободно на национальном (родном) языке»

Возраст респондента

Родители респондента, % ответов

Респондент, % ответов

Дети респондента, % ответов

20–39 лет

94,9

33,3

5,1

40–59 лет

93,2

57,6

18,6

60–80 лет

86,7

80,0

20,0

 

Доля респондентов, свободно владеющих национальным языком, максимальна в возрастной группе 60–80 лет – 80 %, в возрастной группе 40–59 лет она составляет 57,6 %, в возрастной группе 20–39 лет она снижается до 33,3 %. Для всех респондентов доля родителей, свободно владеющих языком, существенно выше (чем самих респондентов) и составляет 86,7–94,9 %. Для всех респондентов доля детей, свободно владеющих языком, существенно ниже и составляет 5,1–20 %.

На графике (рис. 1) представлены доли респондентов, свободно владеющих национальным языком, в возрастных группах 20–39-летних, 40–59-летних, 60–80-летних. Также на графике отмечены две «граничные точки»: 0–20 лет и 80–100 лет, значения для которых были определены по ответам респондентов (наиболее молодых и самых старших) в отношении своих детей и родителей, соответственно. График отчетливо показывает, что доля владеющих национальным языком значительно убывает со снижением возраста, это фактически указывает на скорость утраты национального языка этносом из поколения в поколение.

рис. 2 - 1

Рис. 1. Доля респондентов, владеющих национальным языком, в зависимости от возраста респондента

 Для удобства представления результатов проведен перерасчет данных – переход от возраста респондента (как это представлено на рис. 1) к году его рождения (рис. 2). При этом на временной оси откладываются не возрасты респондентов, а годы их рождения.

В отношении «граничных точек» (2000 г. и 1920 г.) используется сдвиг с «лагом» в 20 лет, соответственно, для детей и родителей респондентов. При этом ответы респондентов возрастной группы 20–39 лет в отношении своих детей позволяют получить данные для возрастной группы 0–20 лет, а ответы респондентов возрастной группы 60–80 лет в отношении своих родителей позволяют получить данные для возрастной группы 80–100 лет.

График (рис. 2) показывает, что сокращение доли респондентов, «владеющих и свободно говорящих на национальным языке», в последние 100 лет происходит почти линейным образом и с весьма высокой скоростью. При этом каждые 20 лет (через одно поколение) доля владеющих и свободно говорящих на национальным языке уменьшалась на 18–28 %.

рис. 2 - 2
Рис. 2. Доля респондентов, их родителей и детей, владеющих национальным языком, в зависимости от года их рождения

Воспроизводство национального языка существенным образом зависит от намерений родителей учить (или не учить) своих детей говорить на данном языке. Без активной позиции родителей, за счет лишь обучения детей основам национального языка в школе, невозможно сохранить его как «живой» язык. Респондентам задавался вопрос, будут ли они учить своих детей говорить на национальном (родном) языке.

 

Таблица 2 Доли респондентов, выбравших варианты ответа на вопрос: «Будете ли вы учить своих детей говорить на национальном (родном) языке?»

Пол, возраст, национальность

«Определенно да», % ответов

«Не знаю», % ответов

«Определенно нет», % ответов

20–39 лет

57,7

14,4

27,8

40–59 лет

55,3

13,2

31,6

60–80 лет

52,4

33,3

14,3

Эвенки

68,4

21,1

10,5

Селькупы

43,2

13,5

43,2

Кето

55,6

18,5

25,9

Чулымцы

37,5

7,5

55,0

 

Представленные в табл. 2 данные опроса показывают, что среди респондентов в возрасте 20–39 лет определенно будут учить детей национальному языку 57,7 %, возрасте 40–59 лет – 55,3 %, возрасте 60–80 лет – 52,4 %.

Наиболее велика доля родителей, которые намерены учить своих детей говорить на национальном (родном) языке, у эвенков – 68,4 %, и лишь 10,5 % эвенков решили определенно не учить детей национальному языку. Респонденты селькупы, кето, чулымцы реже намерены учить детей говорить на национальном языке (от 37,5 до 55,6 %); среди представителей этих народов существенно больше доля тех, кто «определенно не будет учить» (от 22,9 до 55 %). Таким образом, значительная часть селькупов, кето, чулымцев не видит перспективы сохранения национального языка. В особенности не видят перспективы чулымцы, 55 % которых определенно не намерены учить своих детей национальному языку.

Обращает на себя внимание тот факт, что намерения достаточно большой доли родителей обучить детей говорить на национальном (родном) языке не приводит к появлению столь же большой доли детей, свободно владеющих национальным языком (это видно при сопоставлении данных табл. 2 и табл. 1). По всей видимости, говоря о намерении научить детей говорить на национальном языке, респонденты имеют в виду то, что будут сообщать детям значения тех или иных слов, выучивать с ними распространенные речевые обороты. Но при этом, как правило, родители сами не используют родной язык для обсуждения личных, домашних дел – не создают ту речевую среду, в которой есть мотивация для овладения национальным языком, и его освоение происходит естественным образом. Говоря метафорически, дети «изучают родной язык, как иностранный» – через специальное заучивание слов, выражений, а не через погруженность в среду общения на данном языке. Если это предположение верно, то данный путь освоения не ведет к сохранению национального языка как «живого» языка, языка повседневной жизни.