thumb
Фото: kapital-rus.ru

Государственный визит Владимира Путина в Вену планировался на май, но был перенесен на июнь из-за украинского кризиса и испортившихся отношений России и Запада. Как российский президент использовал поездку, чтобы решить проблему «Южного потока» и предотвратить новые санкции?

Перед отлетом в Вену, столицу Австрии, где российский президент встретится с австрийским президентом Хайнцем Фишером и канцлером Вернером Файманом, Владимир Путиннаправил председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко письмо. В нем он предложил отменить постановление верхней палаты парламента от 1 марта, которым сенаторы разрешили президенту ввести вооруженные силы на территорию сопредельной Украины.

Примечательно, что ранее Путин сам обратился за разрешением в Совет Федерации, признав угрозу соотечественникам и воинскому контингенту в Автономной Республике Крым. Хотя с формальной точки зрения президенту России как верховному главнокомандующему получать согласие сенаторов для этого было необязательно. В соответствии с законом «Об обороне» он мог оперативно использовать армию для защиты российских граждан и дислоцирующихся за рубежом войск. Но символический запрос и одобрение со стороны сенаторов, собравшихся в неполном составе на внеочередном заседании вечером в субботу, были применены как элемент давления на официальный Киев и позволили провести кампанию по присоединению Крыма.

Со временем формальность стала расцениваться западным сообществом как явный признак нежелания Москвы активно способствовать снижению эскалации конфликта в восточных областях Украины – на Донбассе и в Луганске. Более того, право воспользоваться войсками, стянутыми к российско-украинской границе, что неоднократно отмечали представители НАТО, воспринималось в качестве фактора дестабилизации и готовности России в любой момент вмешаться в ход спецоперации на юго-востоке страны, которую проводят киевские власти, пытаясь подавить восставшие регионы.

Через три месяца и несколько пакетов санкций от США, Евросоюза, Канады и даже Австралии Путин отказался от символически предоставленного права ввести на территорию Украины военных в поддержку Донецкой и Луганской народных республик, которые сами себя провозгласили по итогам непризнанных Москвой референдумов. Время для этого было выбрано тоже не случайно. На 26-27 июня в Брюсселе намечен саммит Евросоюза. Главными темами станут Украина и третий пакет санкций против России. Если санкции сначала были персональными – бизнесмены из черных списков США, например, входят в окружение президента Владимира Путина и через свои структуры контролируют большое количество ресурсов внутри страны, то новые санкции, скорее всего, будут секторальными, затрагивающими целые отрасли российской экономики и прежде всего топливно-энергетическую и финансовую.

Как не раз отмечалось, США потратили достаточно времени, чтобы разработать «хирургические санкции», которые лишат Россию инвестиций и технологий, необходимых для роста ее экономики. Но если Вашингтон угрожал «скальпелем», то канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая перед членами Христианско-демократического союза Германии, продемонстрировала всю серьезность намерений ввести санкции уже в эту пятницу. Президент США Барак Обама еще в начале недели возобновил переговоры о расширении санкций не только с Меркель, но и с президентом Франции Франсуа Олландом, предлагая ограничить доступ российских компаний к европейской финансовой системе или сократить европейские инвестиции в экономику России, которые и без того в 2013 году сильно упали – Евросоюз вывел из российской экономики 11 млрд евро.

На фоне нарастающей угрозы ужесточения санкций, которые могут лишить Россию доступа на европейский рынок капитала и ограничить экспорт технического оборудования, прошли быстро организованные трехсторонние консультации представителей Киева с ДНР и ЛНР при посредничестве российского посла на Украине Михаила Зурабова. На них стороны договорились о перемирии, что укладывается в рамки плана мирного урегулирования конфликта, предложенного президентом Украины Петром Порошенко. Одно из условий введения новых санкций как раз и заключалось в отказе Москвы от поддержки инициатив новоизбранного украинского президента. Тем самым Путин сделал все, чтобы лишить США и ЕС оснований для введения очередного пакета санкций, фактически не предприняв никаких реальных шагов для решения проблемы сепаратистов на Украине. На пресс-конференции в Вене президент заявил, что в Славянске высадился десант, а бои продолжаются.

Однако главной темой официального визита президента России в Австрию после украинского кризиса стал «Южный поток» – крупнейший энергетический проект, который встретил противодействие Еврокомиссии в Болгарии. В Брюсселе усомнились, что тендер на строительство наземного газопровода в стране был разыгран в соответствии с нормами европейского законодательства, а также что «Южный поток» не нарушает никакие другие нормы, в том числе экологические. Правительство Сербии высказалось в поддержку трубопровода, но без болгарского участка проект, идущий от Краснодарского края по дну Черного моря, попросту не состоится. Поэтому для продвижения проекта и снятия противоречий с Брюсселем была выбрана Австрия.

После переговоров с президентом Австрии Путина подчеркнул, что позиции России и Австрии по украинскому вопросу совпадают. В свою очередь Хайнц Фишер признал, что от санкций никто не выиграет и пообещал найти другие решения, чтобы повлиять на ситуацию. Также он отметил, что «Южный поток» целесообразен и полезен, а действия третьих стран, таких как США, пытающихся помешать строительству, неуместны. Путин объяснил происходящее глобальной конкуренцией за рынки сбыта и уверил журналистов, что трубный газ из России будет дешевле сжиженного из США.

В целях закрепления стратегического сотрудничества между странами руководители «Газпрома» и австрийской нефтегазовой компании OMV подписали соглашение акционеров совместной компании South Stream Austria, которая займется строительством австрийского участка газопровода. В результате к Болгарии, Сербии, Венгрии, Словакии и Греции, объединенных проектом «Южный поток», официально присоединилась Австрия.

Глава OMV Герхард Ройсс комментируя ранее ситуацию с газопроводом газете WirtschaftsBlatt, порекомендовал не превращать экономическую интеграцию в «политический футбол», ведь от успешной реализации газопроводного проекта зависит экономика и благосостояние Австрии. Министр европейских и международных дел страны Себастьян Курц также настаивал, что Евросоюзу нужны не только новые поставщики энергоносителей, но и большее разнообразие каналов их доставки. Нет сомнений, что Путину удалось заручиться сильным союзником в рядах ЕС, заинтересованным в «Южном потоке».

Глава «Газпрома» Алексей Миллер после подписания соглашения с OMV отметил конструктивный характер диалога с Еврокомиссией, а также сказал о ежедневных контактах с еврокомиссаром по энергетике Гюнтером Эттингером. На конечные сроки, по его словам, приостановка проекта в Болгарии пока не повлияла. Австрия ожидает получить первый газ из «Южного потока» в конце 2016 – начале 2017 года. Мощность трубы будет равняться 32 млрд кубометров в год, а протяженность участка – чуть меньше 50 километров от австро-венгерской границы до города Баумгартен.

Таким образом, поездка Путина в Вену отвела угрозу санкций ЕС и поспособствовала дальнейшей реализации «Южного потока». На встрече с австрийскими бизнесменами российский президент убеждалсобравшихся, что проект направлен не против кого-то, а на обеспечение энергетической безопасности Европы. Он также выразил надежду на выход Украины из кризиса, что, впрочем, не отменяет диверсификацию каналов поставки российского газа в Европу. В Брюсселе не хотят сильно зависеть от одного поставщика, а Россия – от одного транзитера.

Тем не менее 27 июня Евросоюз и Украина подпишут экономическую часть договора о торговой ассоциации. Российское правительство собирается принять ответные меры для защиты отечественного рынка от реэкспорта из Европы под видом украинских товаров. Но, как отметил министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, ЕС не оставит без последствий действия России против Украины, которые будут рассматривать европейцами как своего рода санкции. И хотя руководство страны намерено действоватьстрого в рамках ВТО, Европа в отношениях с Россией может по-прежнему руководствоваться политикой санкций, пытаясь с помощью них влиять и корректировать решения руководства страны.