thumb
Фото: http://sibforum.sfu-kras.ru

«Редкие земли» — название группы металлов из 17 элементов. Одно из крупнейших месторождений страны находится в Красноярском крае. Наличие сырьевой и производственно-технологической базы для переработки РЗМ может стать основой для развертывания высокотехнологичных производств мирового уровня в Красноярском крае.

Редкоземельные металлы (РЗМ) являются неотъемлемой частью современных благ цивилизации. Без РЗМ невозможна электроника: микро– и наночипы, устройства памяти, LED-дисплеи, линзы, лазеры, оптоволокно, сверхпроводники. Мировой автопром использует РЗМ в аккумуляторах, каталитических нейтрализаторах выхлопных газов, двигателях электро– и гибридных автомобилей. В энергетике применение РЗМ — это магниты генераторов, добавки в ядерное топливо АЭС, катализаторы для крекинга нефти; в металлургии — сплавы чёрных и цветных металлов с новыми свойствами, в том числе конструкционные материалы для космических аппаратов.

В 1960-80-х годах доминирующим в мире производителем редкоземельных материалов были США (месторождение Mountain Pass в Калифорнии). В конце ХХ века комплекс различных факторов сложился в пользу Китая.

— В Китае есть ряд месторождений редкоземельных металлов, которые в их условиях достаточно легко разрабатывать, экологические требования там не столь жёсткие, как в США и других странах, а рабочая сила недорогая, — рассказывает заместитель проректора по науке и международному сотрудничеству Сибирского федерального университета Алексей Романов. — Китай некоторое время держал минимальные цены, завоёвывая мировой рынок «редких земель», в результате аналогичные производства в других странах были свёрнуты из-за нерентабельности.

К 2010 году Китай не только практически монополизировал международный рынок редкоземельных металлов, но и увеличил их внутреннее потребление в четыре раза по сравнению с 2000 годом. Это стало одной из официальных причин снижения Китаем в 2010 году экспорта РЗМ сразу на 37%. «Редкие земли» вдруг действительно стали редкими, цены на них рванули вверх (в 7-10 раз в 2011 году в сравнении с 2010!).

Частично кризис на рынке «редких земель» удалось разрешить после того, как США, Евросоюз и Япония подали совместный иск против Китая во Всемирную торговую организацию — это был первый случай сотрудничества такого рода между геополитическими игроками. К 2013 году мировые цены на РЗМ откатились назад, дефицит почти исчез, но «китайский урок» выкручивания рук партнёрам/конкурентам пошёл впрок. Страны, обладающие «редкими землями» в промышленных масштабах (США, Канада, Бразилия, Австралия, Малайзия, Индия, ЮАР, Швеция и др.), возобновили работы по подготовке к их добыче и переработке, невзирая на улучшение рыночной конъюнктуры. Тем более что спрос на редкоземельные металлы в мире продолжает расти.

— «Редкие земли» — это своеобразная лакмусовая бумажка, — уверяет Алексей Романов, — чем больше РЗМ потребляет промышленность той или иной страны, тем более она технологически развита. Китай держит 98% мирового рынка РЗМ, при этом почти половина его — это внутренний спрос, потому что в Китае локализованы многие высокотехнологичные производства.

Ещё более значительна роль «редких земель» в оборонных отраслях.

России отдают второе место в мире (после Китая) по фактически разведанным запасам редкоземельных металлов и первое — по прогнозным. Один только перечень наших месторождений редких и редкоземельных металлов на сайте аналитиков Metal Research (metalresearch.ru) насчитывает 331 наименование!

Однако в большинстве российских месторождений содержание суммы триоксидов редкоземельных элементов ниже, чем в зарубежных: оно редко превышает 1%, в то время как средние содержания в рудах разрабатываемых китайских месторождений — 5%. Фактически реальную конкуренцию Поднебесной могут составить только два крупнейших российских месторождения ниобия и РЗМ, оба открытые в 1959 году: Томторское — на северо-западе Якутии (содержание 8-12%) и Чуктуконское (3-5%) — в Богучанском районе Красноярского края.

Казалось бы, преимущества более «богатого» и более крупного по запасам якутского месторождения перед красноярским неоспоримы. Но если перевести взгляд с процентов на географические карты, всё не столь очевидно.

Томтор расположен в Заполярье в 400 км от побережья моря Лаптевых и 1500 км от железной дороги. Ближайший населённый пункт — посёлок Эбелях в 110 километрах на запад, дорог от района месторождения до него нет. Ближайший аэропорт — в посёлке Саскылах в 140 км, способен принимать вертолёты и самолёты не крупнее Ан-24/26 и не весь год.

Неясен и вопрос энергоснабжения месторождения: единственное промышленное предприятие на этой территории — сезонная обогатительная фабрика компании «АЛРОСА». В качестве варианта рассматривалась даже установка в районе добычи плавучей АЭС небольшой мощности. Тем не менее всё это не смутило госкорпорацию «Ростех» (основной потребитель РЗМ в России) и инвестиционно-промышленный холдинг ИСТ, которые приступили к освоению Томтора.

Месторождение в Богучанском районе Красноярского края неподалеку от впадения маленькой речки Чуктукон в правый приток Ангары Чадобец меньше Томторского, но гораздо удобнее с точки зрения инфраструктуры. Всего в 100 км на юг от него энергия и транспорт: Богучанская ГЭС и город Кодинск.

Содержание «редких земель» в рудах Чуктукона ниже, чем на Томторе, но технологически они позволяют организовать обогащение прямо на месте добычи, тогда как с якутской рудой это сделать нельзя.

— Надо ещё понимать, что Чуктукон — это не только «редкие земли», это марганец, фтор и целый ряд других элементов, — поясняет Алексей Романов. — Плюс это более удобная, чем в Якутии, логистика, близость мощного источника электроэнергии. Многие необходимые для разработки вещи уже готовы. К тому же вокруг этого месторождения можно построить много диверсифицированных производств разных отраслей.

В этом же районе находятся богатые запасы бокситов, нефти и газового конденсата, освоение которых было предусмотрено ещё в государственной программе развития Нижнего Приангарья, принятой в 1997 году. Чуктуконское месторождение также было указано более 10 лет назад в ряду перспективных направлений в Инвестиционной программе развития объединённого Красноярского края накануне повторного присоединения к нему Таймыра и Эвенкии.

Исходя из этого Сибирский федеральный университет предлагает создать здесь центр редкометалльной промышленности.

«Конкурентными преимуществами создания центра именно в Красноярском крае являются наличие стратегической базы сырья для высоких технологий — месторождений ниобия и редкоземельных металлов, наличие научной и производственной базы по геологическому и технологическому изучению и сопровождению (СФУ, ИХХТ СО РАН, геологоразведочные компании, г. Красноярск), производственной базы по переработке слаборадиоактивных концентратов (Горно-химический комбинат, г. Железногорск), — отмечают в научном Журнале СФУ «Техника и технологии» (№ 4, 2011) генеральный директор ООО «Геокомп» Виктор Ломаев и доктор геолого-минералогических наук, профессор Института горного дела, геологии и геотехнологии СФУ Сергей Сердюк. — Создание такого центра позволит вовлечь в переработку не только ресурсы ниобия и редких земель Приангарья, но и концентраты Томторского месторождения и Карасугского месторождения в Республике Тыва и уйти от импорта редкоземельных элементов».

Наиболее реальная производственно-технологическая база для переработки РМЗ — это предприятия Росатома в Красноярском крае, поскольку руды всех редкоземельных металлов в той или иной мере радиоактивны, и отходы их переработки должны быть захоронены соответствующим образом.

Кроме возможностей переработки руд у предприятий Росатома в нашем крае есть собственные немалые потребности в редкоземельных металлах. Плюс имеются предприятия космического кластера и оборонной отрасли, как в самом Красноярском крае, так и у ближайших соседей в Сибири, которые также используют в своей продукции РЗМ.

— Предприятия космической отрасли являются потребителями не собственно «редких земель», а элементной базы, созданной на базе РЗМ, в идеале должна быть создана ещё цепочка изготовителей нано– и микросхем и другой электроники, — предостерегает от излишнего оптимизма Алексей Романов. — Я не уверен, что у нас в Сибири будет создано крупное производство элементной базы и массовой электроники, которое сможет потреблять большие объёмы РМЗ. Но зайти на рынок биржевых товаров с предложением поставки «редких земель» — это уже неплохо, это колоссальные деньги. Иметь у себя такой ресурс и проходить мимо него — неправильно, сегодня редкоземельные металлы — это инструмент геополитики!

Университет видит себя в роли интегратора, поднимающего перед органами власти и представителями бизнеса тему, которая может стать одной из точек роста региона. Одно из подтверждений этому — заявка на реализацию проекта «Химия новых материалов на основе цветных и редкоземельных металлов для стратегических отраслей промышленности Российской Федерации», которую СФУ подал в Российский научный фонд. В рамках этого проекта проработаны три темы: 1) Разработка новых наноразмерных гибридных слоистых и гранулированных пленочных структур; 2) Современные проблемы материаловедения в цветной металлургии; 3) Развитие научных основ ресурсосберегающих технологий производства германия, РЗМ, синтеза сложных оксидных соединений и создание новых материалов на их основе.

Красноярский край известен не только в России, но и за рубежом как важный центр цветной металлургии, атомной и военно-космической промышленности. Есть надежда, что «редкие земли» (terrae rarae) помогут нашему региону стать «новой землёй» (terra nova) для рождения в нашей стране высокотехнологичных производств мирового уровня.