thumb
фото: function.mil.ru

Министерство обороны все активнее участвует в продвижении за рубеж российского оружия. Главной темой 13-го заседания Российско-Индийской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству стали  вопросы  оснащения индийских силовых структур российским оружием.

Индия и в советское время была одним из главных его потребителей, а в постсоветское время индийские военные заказы буквально «удержали на плаву» такие сегменты оборонно-промышленного комплекса нашей страны как производство истребителей, вертолетов, бронетехники и военных кораблей.

В прошлом году, например, доля Индии в структуре идентифицированных поставок российских вооружений и военной техники за рубеж составила 40%. В этой стране развернуто лицензионное производство самолетов Су-30 МКИ и танков Т-90С, создана совместная ракета «Брамос», и успешно идут работы по созданию  совместного перспективного многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолета. И на вчерашнем заседании военные министры обеих стран отметили большой потенциал дальнейшего сотрудничества в сферах ракетных, военно-морских технологий, вертолетостроения, модернизации техники сухопутных войск.

Однако, как свидетельствуют данные Центра анализа мировой торговли оружием,  в среднесрочной перспективе доля России на оружейном рынке Индии может уменьшиться. С 2005 по 2012 год доля нашей страны на рынке вооружений Индии по фактическому объему поставок  продукции военного назначения (ПВН)  составила 57,86%. Однако, в период с 2013 по 2016 годы, по данным ЦАМТО, она может снизиться до 34%. Аналитики Центра связывают это как с тем, что Индия приступила к реализации масштабных программ по закупке вооружений, и Россия не может конкурировать во всех сегментах рынка, так и с тем, что крупнейший зарубежный покупатель российского оружия в последние годы активно проводит политику диверсификации поставщиков вооружений. При этом  Россия, конечно, в 2013-2016 годах сохранит за собой первое место на рынке вооружений Индии с объемом прогнозируемого экспорта в сумме 15,416 млрд дол против 11,059 млрд дол в 2009-2012 гг. и 4,577 млрд дол в 2005-2008 годах. Однако, эта тенденция не может не тревожить российские власти.

И с этой точки зрения характерно видимое изменение поведения высшего руководства российского Министерства обороны, которое наблюдается последнее время. Дело не только в Индии. В отличие от Анатолия Сердюкова, Сергей Шойгу и новое руководство Генерального штаба не только начали активно «загружать» российской оборонно-промышленный комплекс заказами для отечественных Вооруженных Сил, но и активно продвигать российское оружие за рубеж. Не впрямую, конечно. Ни российское военное ведомство, ни сам военный министр, ни Генштаб  не торгуют с зарубежными странами танками, самолетами, автоматами или продукцией двойного назначения. Для этого есть «Рособоронэкспорт» — специализированная организация, входящая в состав госкорпорации «Ростех», и право некоторых оборонных заводов торговать с зарубежными заказчиками напрямую. Однако, куда бы ни ехал с официальным визитом российский министр обороны последние полгода, везде заходила речь о военно-техническом сотрудничестве России с этими странами.

Июнь 2013, Финляндия. Сергей Шойгу и  его финский коллега Карл Хаглунд, как гласят официальные сообщения, «обменялись мнениями по широкому спектру проблем региональной и международной безопасности, обсудили направления дальнейшего развития двустороннего сотрудничества в военной и военно-технической области». На практике это означает, что северному российскому соседу могут быть поставлены истребители Су-30МК, ПЗРК «Игла-С» (тендер на переносные зенитно-ракетные комплексы уже объявлен) и автоматы Калашникова «сотой» серии.

Июнь 2013, Киргизия. Россия начнет поставки оружия Киргизии не в 2014 году, как сообщалось ранее, а уже в последнем квартале нынешнего года. Об этом было сообщено журналистам после встречи министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу с президентом Киргизии Алмазбеком Атамбаевым.  По мнению директора Центра анализа мировой торговли оружием Игоря Коротченко, в первую очередь,  речь идет о поставках сухопутных вооружений легкого и тяжелого класса — танков, БТР, бронеавтомобилей. Киргизии также требуются реактивные системы залпового огня, артиллерия, стрелковое вооружение, средства связи и разведки, ударные и военно-транспортные вертолеты.

Октябрь 2013, Латинская Америка. В постсоветское время  основным покупателем российского оружия на этом континенте была Венесуэла во главе с Уго Чавесом. Однако во времена Советского Союза наше оружие и техника были представлены в Латинской Америке куда шире – только военно-транспортных вертолетов советско-российского производства здесь сейчас  эксплуатируется около 500 единиц. Плюс танки, самолеты, зенитно-ракетные комплексы, автоматы Калашникова и многое другие. Поэтому немудрено, что в октябре этого года Сергей Шойгу посетил с официальным визитом Бразилию и Перу, которые считаются самыми перспективными заказчиками российского оружия на этом континенте. Первую страну интересуют российские вертолеты – Ми-35М (их поставка уже заканчивается) и Ми-17 1А1, который в свое время был специально разработан для работы в условиях влажного высокогорного климата, средства противовоздушной обороны. Перу, в свою очередь, тоже привлекательны наши вертолеты Ми-17 1, несколько из которых было закуплено в 2010 году, и танки Т-90С, которые должны стать заменой Т-55. Плюс, естественно, средства ПВО, которые в Перу, тоже советского производства, служат с 70-х годов прошлого века.

Октябрь 2013, Москва. Министр обороны Сергей Шойгу  проводит переговоры с только что назначенным заместителем министра обороны – начальником штаба Национальной народной армии Алжира корпусным генералом Ахмедом Гаид-Салахом. «Алжир – давний и надежный партнер России, и достигнутый уровень российско-алжирского взаимодействия в областях военного и военно-технического сотрудничества является тому подтверждением» — подчеркнул российский министр обороны. На протяжении последних пяти лет по данным Стокгольмского института исследований проблем мира, Алжир входит в первую тройку покупателей российского оружия.

Ноябрь 2013, Москва. Сергей Шойгу провел переговоры с заместителем председателя Центрального военного совета Китайской Народной Республики (КНР) генерал-полковником Сюй Циляном. По официальной информации, стороны обсудили состояние и перспективы двустороннего военного сотрудничества, включая вопросы планирования и проведения совместных российско-китайских военных учений, обменялись мнениями по ряду актуальных международных проблем, а затем, в «расширенном формате», состоялось подробное обсуждение вопросов «военного и военно-технического сотрудничества».

Ноябрь 2013, Сербия. Сергей Шойгу и его сербский коллега Небойша Родич подписывают межправительственное соглашение о военном сотрудничестве, которое до этого подписывалось более 20 лет назад еще с Союзной Республикой Югославия. «Думаю, что мы в ближайшее время сможем подписать, в частности, соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Соглашение о защите интеллектуальной собственности так же важно. Оно всегда сопутствует соглашению по ВТС, так же, как и соглашение о сохранении тайны» — подчеркивает российский министр обороны. Белграду, в частности, нужны зенитно-ракетные комплексы С-300, а еще лучше — С-400, и истребители МиГ-29М.

Ноябрь 2013, Египет. Переговоры Сергея Лаврова и Сергея Шойгу с министром иностранных дел Египта Набилем Фахми и министром обороны и военной промышленности Абдельфаттахом ас-Сиси. Вопрос все тот же – закупка египетскими вооруженными силами российского вооружения. До 1977 года Советский Союз был основным поставщиком оружия в эту страну. Потом нас там сменили американцы. Сейчас, после смещения египетскими военными президента этой страны Муххамеда Мурси, Египту вновь нужны российские самолеты, системы ПВО, противотанковые ракеты, стрелковое оружие и т.д.

Даже этот небольшой список публичных переговоров за последние полгода Сергея Шойгу со своими коллегами из других стран и руководителями зарубежных государств наглядно показывает, что российский военный министр активно включился в процесс продвижения за рубеж отечественного оружия. Причиной этого могут быть как особенности его характера, так и то обстоятельство, что производство оружия – это единственная, по сути, высокотехнологичная отрасль, в которой Россия может реально на равных конкурировать на мировом рынке. Энергоносители (нефть, газ, уголь) и оружие – вот два статьи экспорта, которые реально приносят деньги нашей стране. Причем, мировой рынок оружия неуклонно увеличивается.  По данным того же Стокгольмского института исследований проблем мира, объем мировых сделок по обычным вооружениям с 2008 по 2012 год по сравнению с предыдущим периодом  — 2003–2007 года, возрос на 17%. При этом на долю США и России приходится 30 и 26% мировых поставок оружия за указанный период соответственно. Причем, у России есть существенный потенциал роста на этом рынке. По мнению, например, генерального директора концерна «Калашников» (основной производитель стрелкового оружия в России) Константина Бусыгина, рыночный потенциал, российского стрелкового оружия сейчас используется на мировом рынке только на одну десятую. Поэтому вполне возможно, что активное участие нового руководства российского министра обороны в расширении военно-технического сотрудничества России с другими странами – это часть общей стратегии российского государства по «подъему» оборонно-промышленного комплекса нашей страны и пополнения бюджета за счет увеличения экспорта оружия.