thumb
Фото: webdiscover.ru

В последние годы стало модным говорить о развороте России на Восток, об ориентации экспортных потоков на азиатские рынки, о выстраивании сотрудничества со странами АТР. Ожидается, что введенные экономические санкции ускорят эти процессы. Но пока «достижения» в этом направлении не очень выразительны.

При этом в последние десятилетия происходило значительное снижение уровня жизни и деградации «человеческого капитала» в сибирских и дальневосточных регионах в сравнении со среднероссийскими показателями. Анализ происходящих процессов показывает, что Сибирь и Дальний Восток вытесняются на периферию процессов развития, теряют свою привлекательность, оказываются близки к состоянию «социальной катастрофы».

Для определения стратегии развития и принятия эффективных управленческих решений, необходимо проанализировать особенности социально-экономической ситуации Сибири и Дальнего Востока, сложившейся в последние десятилетия. Мы полагаем, что Сибирь и Дальний Восток необходимо рассматривать как единый экономический макрорегион, перспективы которого тесно связаны с процессами освоения новых месторождений, транспортно-логистическими схемами, модернизацией существующих и созданием новых промышленных отраслей.

Особенности социально-экономической ситуации Сибири и Дальнего Востока: деструкция человеческого капитала [1]

В 2012-2013 гг. в макрорегионе Сибирь производилось более 70 % всей экспортируемой Россией продукции; всего два платежа – НДПИ и экспортная пошлина на нефть, которые являются преимущественно «сибирскими», обеспечили более 50 % доходов федерального бюджета [2]. Более 85 % природно-ресурсных запасов России находится на территории Сибири, Дальнего Востока и Арктического шельфа [3].

В то же время социально-экономическая ситуация в Сибири и на Дальнем Востоке существенно хуже, чем в среднем по России, и ее показатели продолжают снижаться. Если в конце 1980-х гг. доходы сибиряков были в среднем ВЫШЕ, чем доходы среднестатистического российского гражданина, то в 2012 г. они были НИЖЕ среднероссийских на 21 % [4].

Значительное ухудшение социально-экономической ситуации в сибирских и дальневосточных регионах привело к масштабному миграционному оттоку населения в центральную и южную части России. С 1990 по 2012 гг. население Сибири и Дальнего Востока уменьшилось с 32,3 млн чел. до 29,0 млн чел. (на 10,2 %), при этом миграционный отток составил 1,4 млн чел., а естественная убыль (преобладание смертности над рождаемостью) 1,9 млн чел. [4].

Таблица 1. Характеристики социально-экономической ситуации в макрорегионе Сибирь [5, 6]

  Процессы в Сибири Показатели
1. В течение 17 лет происходит снижение доходов на душу населения в Сибири в сравнении с доходами среднестатистического жителя России В 1980-х гг. доходы жителей макрорегиона Сибирь (СФО и ДФО) были выше среднероссийских на 20-30 %, в 1995 г. на 3,6 %, а в 2012 г. ниже на 21 %
2. Доля бедных в Сибири оказывается выше среднероссийских показателей, при этом сохраняется общий тренд снижения доли бедных в России и в Сибири В 2000 г. доля бедных в Сибири составляла 41,6 %, а в России – 29,0 %; в 2012 г. в Сибири – 17,7 %, а в России – 11,0 %. При этом в 2012 г. доля бедных в Сибири в 1,4 раза превышала долю бедных в России
3. Происходит устойчивое снижение доли бюджета макрорегиона Сибирь в общем объеме доходов бюджета страны Доля бюджета макрорегиона Сибирь в бюджете страны снизилась с 22,1 % в 1995 г. до 18,4 % в 2012 г.
4. Снижение относительной величины бюджетных расходов на душу населения в макрорегионе Сибирь в сравнении со среднероссийскими значениями Расходы бюджета макрорегиона Сибирь на душу населения уменьшились с 125,6 % от среднероссийских значений в 1994 г. до 104,5 % в 2012 г.
5. Ситуация социальной катастрофы – в течение 23 лет увеличивается отрыв показателей смертности сибиряков по внешним (социальным) причинам от среднероссийских значений В 1990 г. уровень смертности сибиряков по внешним (социальным) причинам превышал среднероссийские показатели на 2,7 %, а к 2012 г. превышение составило 46,4 %
6. В последние 20 лет в Сибири доля людей с высшим образованием, занятых в экономике, остается более низкой, чем в среднем по России Доля людей с высшим образованием, занятых в экономике, в Сибири не превышает 90 % от среднего для России значения
7. В последние 20 лет в Сибири сохраняется более высокий уровень преступности, чем в среднем по России Уровень преступности в Сибири в последние 20 лет на 17-30 % превышал среднероссийский. В 2009-2012 гг. СФО занимал 1 место по уровню преступности среди федеральных округов, а ДФО – 2-3 место

Перераспределение налоговых поступлений в пользу федерального центра, минимизация налогов со стороны крупных российских компаний (перенос «центров прибыли» в оффшоры, регистрация головных офисов компаний в Москве и Санкт-Петербурге) существенно ограничили возможности регионов в решении задач социально-экономического развития. Если в 2000 г. налоги между федеральным и региональными бюджетами распределялись в отношении 50 : 50, то в 2012 г. это соотношение достигло 67 : 33 в пользу федерального бюджета [2]. Число субъектов, выступающих донорами федерального бюджета, сократилось с 18 до 11, объемы накопленного субъектами Федерации долга достигли 1,5 трлн руб.; три четверти муниципальных образований стали дотационны на 80-95 %.

Анализ социально-экономической ситуации показывает, что Сибирь и Дальний Восток вытесняются на периферию процессов развития страны, а управление ими приобретает черты колониального.

Примером «внешнего освоения» Сибири является разработка Ванкорского нефтяного месторождения в Красноярском крае: с увеличением объемов добычи нефти происходит снижение налоговых поступлений в бюджет края до минимальных (нулевых) значений. При этом минимизируются и возможные синергетические эффекты – объем закупок материально-технических ресурсов компанией «Ванкорнефть» у предприятий Красноярского края в 2010-2012 гг. не превышал 6-10 % от всех закупок компании [7]. В долгосрочной перспективе просматривается следующий негативный сценарий: через 30 лет закончится ванкорская нефть, и при этом экономические и социальные «дивиденды» Красноярского края от разработки этого месторождения будут минимальными.

Важно отметить, что для полноценного освоения Сибири и Дальнего Востока необходим человеческий капитал – образованные, здоровые люди, имеющие высокий уровень экономической активности, обладающие приемлемым уровнем социальной и культурной толерантности.

Однако в рассматриваемый период происходят противоположные процессы – резкое снижение (в сравнении со среднероссийскими показателями) качества человеческого капитала в регионах Сибири и Дальнего Востока: рост смертности по внешними (социальным) причинам; уменьшение доля людей с высшим образованием среди занятых в экономике; более высокий уровень преступности, включая «тяжелые» преступления.

Смертность по внешним (социальным) причинам является показателем социального неблагополучия. В статистике смертность по внешним причинам включает 16 возможных причин, основными из которых являются: самоубийства, несчастные случаи на транспорте, отравления алкоголем. Всего от внешних причин в России в 2012 г. погибло 193,8 тыс. чел.: в результате самоубийств погибло 29,7 тыс. чел., отравилось алкоголем 15,3 тыс. чел.

Рост смертности, связанной с самоубийствами, отравлением алкоголем, – это показатель социального кризиса, в котором находится общество и государство. В России показатель смертности по причинам самоубийства и отравления алкоголем в последние 20 лет изменился от 37,4 случаев на  100 тыс. населения в 1990 г. до 79,9 случаев в кризисном 1994 г. В 2012 г. Россия вышла по уровню смертности по социальным причинам на уровень, ниже значений 1990 г. – 31,4 чел. на 100 тыс. населения. Самое большое число смертей по социальным причинам – самоубийства, случайные отравления алкоголем в 2012 – зафиксировано в Сибирском федеральном округе – 51,5 смертей на 100 тыс. населения, что более чем в 1,6 раза превышает среднероссийские показатели.

Доля населения с высшим образованием среди занятых в экономике в макрорегионе Сибирь за период 1992–2012 гг. снизилась на 3,62 процентных пункта, с 92,2 % в 1992 г. до 88,6 % в 2012 г. Самый низкий уровень людей с высшим образование, занятых в экономике в 2012 г., зафиксирован в Сибирском федеральном округе: всего 26,2 %. Наибольшая доля людей с высшим образованием наблюдалась Центральном федеральном округе – 35,8 %.

Уровень преступности в макрорегионе Сибирь по сравнению со среднероссийскими значениями за период с 1990 г. по 2012 г. увеличился на 7,9 процентных пункта – с 122,6 % в 1990 г. до 130,5 % в 2010 г. При этом показатели преступности в этот период превышали среднероссийские значения на 20–30 %.

Преступления против общества и человека являются одними из самых серьезных, но есть отдельная группа «тяжелых» преступлений, которые связаны с риском для жизни и здоровья потерпевшего. При анализе в эту группу были включены  следующие категории преступлений из официальной статистики: убийство и покушение на убийство; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; изнасилование и покушение на изнасилование; разбой.

В последние 10 лет наблюдался общий тренд снижения числа «тяжелых» преступлений в России, с 88 преступлений на 100 тыс. населения в 2000 г. до 51,3 преступлений в 2012 г. При этом локальный максимум «особых» преступлений был зафиксирован в 2005 г. – 110,2 преступлений на 100 тыс. населения.

Число «особых» преступлений в макрорегионе Сибирь по сравнению со среднероссийскими значениями за период с 2000 г. по 2012 г. увеличилось на 23,1 процентных пункта – с 139,0 % в 2000 г. до 162,1 % в 2012 г.

Значительное увеличение уровня «особых» преступлений наблюдалось в СФО и ДФО: в СФО уровень «особых» преступлений увеличился на 20,4 процентных пункта – с 141,7 % от среднероссийского (2000 г.) до 162,0 % (2012 г.); в ДФО – на 31,4 процентных пункта – с 131,0 % (2000 г.) до 162,4 % (2012 г.).

Проведенный анализ говорит о необходимости принятия стратегических решений, обеспечивающих восстановление и рост человеческого капитала Сибири и Дальнего Востока. В противном случае «осваивать» эти богатые природными ресурсами  территории будет просто некому. Или в процессы освоения активно включатся представители «дружественных» азиатских стран.

При этом недостаточно просто увеличить доходы сибиряков и обеспечить рост социальных пособий, построить детские сады, больницы и школы. Необходимо создавать новые производства, а значит конкурентоспособные рабочие места; нужно вернуть сибирякам веру в перспективы развития Сибири и Дальнего Востока как ключевого актива России в XXI веке.

Литература

[1] Россия: восточный вектор. Предложения к стратегии развития
Сибири и Дальнего Востока. Аналитический доклад: препринт / под ред. В.С. Ефимова, В.А. Крюкова. – Красноярск: Сиб. федерал. ун-т, 2014. – 92 с. URL: http://foresight.sfu-kras.ru/node/276/

[2] Зубов В., Иноземцев В. Сибирское благословение. – М.: АРГАМАК-МЕДИА, 2013. – С.25.

[3] Экономическая и социальная география Сибири [Электронный ресурс]: учебно-методический комплекс / Н. В. Ионова; Новосиб. гос. пед. ун-т, Ин-т открытого дистанционного образования. – Новосибирск: НГПУ, 2011. – URL: http://lib.nspu.ru/umk/c59fa3ebaffb1c7a/

[4] Регионы России: социально-экономические показатели – 2013: Статистический сборник. –М.: Росстат. 2013.

[5] Ефимов В.С., Ефимов А.В. Сибирский федеральный округ: анализ социально-экономических процессов в 1990-2011 гг. / Вестник НГУЭУ. №3. 2013. // Новосибирск: НГУЭУ, 2013. С.10-25. URL: http://nsuem.ru/science/publications/herald/archive/article.php?ELEMENT_ID=81471

[6] Ефимов В.С., Ефимов А.В. Макрорегион Сибирь в постсоветской России: анализ социально-экономических показателей // Макрорегион Сибирь: проблемы и перспективы развития / А. В. Усс, В. Л. Иноземцев, Е. А. Ваганов [и др.]. – Красноярск : Сиб. федер. ун-т, 2013. – С.248-291. URL: http://foresight.sfu-kras.ru/node/234/

[7] Крюков В.А., Нефедкин В.И., Семыкина И.О. В каком направлении меняется вектор развития макрорегиона Сибирь // Макрорегион Сибирь: проблемы и перспективы развития. – Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2013. – С.190-247. URL: http://foresight.sfu-kras.ru/node/234/

Авторы:

Ефимов Валерий Сергеевич, директор Центра стратегических исследований и разработок СФУ

Ефимов Антон Валерьевич, сотрудник Центра стратегических исследований и разработок СФУ