thumb
Фото: expert.ru

В Томской области утвердили перечень из ста социально и экономически значимых предприятий и учреждений. Собственно, ничего экстраординарного не произошло. Напомним, что в рамках антикризисной поддержки правительством России был подготовлен список из 199 предприятий ряда отраслей. Вслед за этим регионам поручили сформировать собственные перечни системообразующих предприятий, что Томская область и проделала в рамках плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивости социально-экономического положения региона в 2015 году и на 2016–2017 годы.

Губернатор включил в список 100 промышленных, транспортных и сельскохозяйственных компаний, производителей продуктов питания и одеж­ды, торговых, строительных и жилищно-коммунальных предприятий, а также научно-образовательные учреждения и особую экономическую зону целиком.

Конечно, перечень интересный, тем более что никаких экономических последствий он не имеет. Бумага, если так можно выразиться, чисто административная. Поручили — составили. Мониторинг ведется, все под контролем. «Работа системообразующих предприятий определяет пульс экономики Томской области, — пояснил губернатор Сергей Жвачкин. — Мы будем держать руку на пульсе, чтобы оперативно реагировать на изменения ситуации в разных отраслях и вовремя помогать крупнейшим работодателям и налогоплательщикам. Это позволит экономике сохранять устойчивость, а жителям области — уверенность в завтрашнем дне».

Какой может быть государственная помощь в случае «изменения ситуации», доподлинно неизвестно. Хотя взаимодействие с Министерством промышленности и торговли РФ в вопросах мониторинга не напрямую, но все-таки намекает на утешительный приз в случае усугубления кризисных явлений. Однако гораздо любопытнее отраслевой срез предприятий, попавших в топ-100. Ведь, по сути, это и есть картина нынешнего положения дел в регио­нальной экономике.

Сельскохозяйственный уклон

Известно, что Министерство экономического развития (МЭР) РФ при составлении федерального перечня учитывало целый ряд показателей. Например, объем годовой выручки той или иной компании, размер налоговых отчислений в бюджеты всех уровней, численность персонала, влияние на социально-экономическую стабильность в субъектах РФ и т.д. Чем-то подобным, видимо, руководствовались и на местах, составляя локальные списки. При этом, как уже упоминалось, никакой финансовой помощи попадание в список за собой не влечет. Об этом, кстати, МЭР сообщило дополнительно: «Включение организации в Перечень не является гарантией предоставления государственной поддержки, равно как и отсутствие организации в Перечне не исключает возможности оказания государственной поддержки».

То есть, по сути, список предприятий не дает никаких льгот и преимуществ и в некотором смысле больше напоминает выставку достижений — посмотрите, какую промышленность мы бережем. Экономического смысла в этом нет никакого, но это не означает, что перечень вообще не нужен. Конечно, нужен. Администрация региона теперь должна тщательно мониторить риски, которые возникают на предприятиях в связи с ограничением спроса, курсовыми изменениями и инфляцией. Для предприятий федерального перечня даже готов «инструментарий, чтобы при необходимости поддержать эти предприятия» — и прежде всего, это бюджетные гарантии. В бюджете на их поддержку предусматривается 300 млрд руб­лей. И здесь имеет смысл отметить, что в федеральный список попало одно-единственное томское предприятие — холдинг «Аграрная группа» значится на 108 месте. Получается — только оно и может на что-то рассчитывать? Что же с остальными?

Перечень системообразующих предприятий Томской области поначалу может удивить. Например, тем, что почему-то в регионе, где реализуется концепция ИНОТомск-2020, предполагающая развитие научно-образовательного комплекса, в списке системообразующих оказывается 31 сельскохозяйственное предприятие и 13 предприятий, выпускающих продукты и напитки (среди них два пивных завода и один по розливу вин) и только десять организаций научно-образовательного блока. Конечно, стоит признать, что во время кризиса производители продовольствия, безусловно, заслуживают первых ролей на сцене. Так уж получается, что кушать хочется всегда. Да и с наукой при детальном рассмотрении не так уж все плохо, поскольку в перечень попали не только все томские университеты, но и целые научно-инновационные «кусты» — особая экономическая зона, где работает уже 60 резидентов, структуры Федерального агентства научных организаций и Федерального медико-биологического агентства, коих тоже наберется не один десяток.

Тем не менее акцент местных властей на сельское хозяйство и, например, на рыбопереработку (в перечне представлены четыре предприятия этой отрасли) вполне понятен. Очевидно, что сельское хозяйство, пищевая отрасль наравне с промышленным производством, транспортом и строительной отраслью составляют костяк инфраструктуры, которую власти любого региона должны сохранять в первую очередь. Понятно, что если развалятся дороги, прекратятся авиаперевозки, нарушится транспортное сообщение, то экономика погибнет очень быстро, а страна превратится в дикое поле. Это базовая экономическая причина, почему в нынешней ситуации наука и образование для Томска оказались не на первом месте.

«Государственная поддержка томских сельхозпроизводителей должна только усиливаться, — считает Сергей Жвачкин. — Развитие АПК позволит нам замещать дорогой импорт, снижать цены на прилавках, создавать новые рабочие места».

И, в общем, конечно, все эти предприятия в той или иной степени являются системообразующими, от их состояния зависит много других производств и людей. И от них зависит еще один важный вопрос — социальный, потому что, например, в сельском хозяйстве Томской области занято около 35 тыс. человек. И серьезные проблемы на этих производствах грозят ростом безработицы и социального напряжения не меньшим, чем если бы эти проблемы возникли, скажем, на «Сибирском химическом комбинате», который является градообразующим предприятием моногорода Северска.

Что касается сельского хозяйства, то 31 предприятие, попавшее в перечень производит более 80% мяса КРС от общего объема производства в организациях сферы АПК области, около 90% молока в области. Здесь работает более 80% населения, занятого в сельскохозяйственной отрасли, и платят они свыше 90% налогов, уплаченных сельскохозяйственными организациями в областной бюджет.

В общем, категория заметная и со счетов ее не сбросишь. Тем более, что еще совсем недавно доля сельского хозяйства в объеме ВРП была сопоставима с долей образования.

Социально и экономически

В списке значатся 22 предприятия промышленного производства, из которых десяток — это нефтегазодобывающие и энергетические компании, роль которых в тяжелые времена, как известно, возрастает, хотя добыча нефти и газа падает. Дальше идут три предприятия транспорта (включая аэропорт «Томск»), два предприятия связи, две компании текстильного и швейного производства, две организации торговли, восемь строительных предприятий, два из сферы ЖКХ. Так что по количеству лидируют сельское хозяйство, промышленность и научно-образовательные учреждения.

Получается, что ничего другого, более серьезного, в структуре регио­нальной экономики, за исключением сырьевого сектора, больше нет. Поэтому концентрировать внимание надо на том, что есть, а это все-таки действительно реальное производство — «социально и экономически значимое», как пишут в перечне.

Само появление такого документа — не новость и никакими коллизиями не грозит. Еженедельный мониторинг текущей финансово-экономической деятельности, включающий вопросы безработицы и просроченной заработной платы — наверное, самое большее из зол, которое может ожидать предприятия томской системообразующей сотни. Удастся ли с помощью такого мониторинга предотвратить наметившиеся отрицательные тенденции в развитии отдельных отраслей — вопрос сложный и, скорее всего, пока не имеющий однозначного ответа. Поскольку прямой госсподдержки даже в случае серьезных проблем этим предприятиям не предусматривается, не исключено, что положение будет стабилизироваться косвенными вливаниями из различных программ. Например, по заявлению губернатора Томской области, региональная власть намерена ввести в действие дополнительные мероприятия в сфере занятости населения. С помощью мероприятий планируется создать 1 100 дополнительных рабочих мест, в том числе и на системообразующих предприятиях. На эти цели выделяется 76 млн руб­лей.

Таких форм косвенной помощи может быть довольно много — от программы импортозамещения и налоговых льгот по инвестиционным проектам до деловых встреч сродни той, что губернатор на днях провел с гендиректором «Аграрной группы» Андреем Тютютшевым. Неважно, о чем говорили, важен финал — директор сказал, что есть проекты, а губернатор поручил их рассмотреть и проработать. Хороший, в общем-то, вариант протекционизма.

Многие специалисты утверждают, что и в нынешних условиях можно добиться не только преодоления и нивелирования кризисных явлений, но и замахнуться на реальный экономический рост. И девальвация, и вынужденный протекционизм могут быть использованы как факторы экономического роста. И, если это не сказочные зеленые очки, то здесь роль системообразующих предприятий, конечно, очень велика, поскольку состав тянут именно они, их локомотив. К сожалению, рост промышленного производства в Томской области составил всего 100,1% к уровню прошлого года. И пока общая картина выглядит довольно уныло. Причем не очень положительная динамика, очевидно, связана не только с общей ситуацией в стране, но и с недостатками, которые можно было бы исправить на регио­нальном уровне.

«Мощный научно-образовательный комплекс, инновационная инфраструктура, вложения в систему науки и образования, высокое качество имеющегося человеческого капитала — все это по-прежнему не конвертируется в экономический рост, — пишут авторы проекта стратегии развития Томской области до 2030 года. — Доля продукции с высокой добавленной стоимостью в валовом регио­нальном продукте по итогам 2014 года остается невысокой — около 20%. Склонность к инновациям существующих предприятий Томской области, прежде всего в традиционных отраслях промышленности, оказывается недостаточной для формирования мощной основы роста».