В рамках проекта «Форсайт Республики Саха (Якутии)» был проведен социологический опрос – опрошены 1982 респондента, представители народа саха (якутского) и коренных малочисленных народов Севера. В статье обсуждается соотношение этнической и гражданской идентичности якутов на основе данных социологического опроса. Показано, что в молодых поколениях якутов этническая идентичность включается в состав сложной идентичности, где сочетается идентичность этническая и общенациональная российская; при этом возникает риск утраты этнической идентичности.

В 2010-2013 гг. исследователями Северо-Восточного и Сибирского федеральных университетов было осуществлено комплексное исследование «Форсайт Республики Саха (Якутия) до 2050 г.». В рамках форсайт-исследования проведен комплексный социологический опрос в 16 районах республики  с использованием многоступенчатой типологической квотной стратификационной выборки. Были опрошены 1982 респондента – представители народа саха и коренных малочисленных народов Республики Саха (Якутия). Авторы выражают благодарность группе исследователей Северо-Восточного федерального университета под руководством У.С. Борисовой, которая провела полевую часть социологического опроса. Далее приведены некоторые результаты опроса для подвыборки, включающей представителей народа саха. Более развернуто анализ результатов опроса изложен в статье [1].

В современном сложном мире у людей формируется сложная идентичность, различными компонентами которой являются этническая, гражданская, культурная, социальная, профессиональная и другие идентичности. Другими словами, человек выстраивает собственный самообраз через идентификацию с целым рядом человеческих общностей разного типа и масштаба. Для народов Российской Федерации характерно сочетание этнической и гражданской (общероссийской) идентичности. Данные идентичности могут сосуществовать и поддерживать друг друга, а могут конкурировать (одна из этих идентичностей начинает вытеснять другую). Также и культурная идентичность сочетает этнокультурную и более широкую российскую культурную идентичность. Сохранение и развитие народов России предполагает поиск такой культурной и образовательной политики, таких культурных и образовательных практик, которые позволяют развивать сложную идентичность при сохранении ее различных компонентов. В том числе должна сохраняться этническая и этнокультурная идентичность представителей коренных народов.

В рамках проведенного этно-социологического исследования изучалась самоидентификация якутов в качестве «якутян» и «россиян». Подвыборку составляли жители республики, которые обозначили в анкете свою национальность – якут (саха или сахаляр). Далее респондентам предлагалось ответить на вопрос: «Кем Вы себя больше чувствуете или ощущаете?» Возможные варианты ответа: 1) больше якутянином, 2) больше россиянином, 3) и якутянином, и россиянином, 4) затрудняюсь ответить. Представляется, что ответы на данный вопрос отражают ситуацию «сдвига» идентичности – формирования сложной идентичности либо «размывания» якутской идентичности и вытеснения ее российской. При анализе данных исследования были сопоставлены распределения ответов респондентов в различных возрастных группах, с различным уровнем образования, включенных в различные экономические уклады – традиционный аграрный, индустриальный, постиндустриальный (был разделен на «сервисный» и «когнитивный»). Включенность респондентов в уклады определялась на основе сферы их трудовой деятельности [2].

В среднем по выборке 53,2 % опрошенных «чувствуют или ощущают себя больше якутянами», 41,1 % – «чувствуют или ощущают себя и якутянами и россиянами», 3,6 % – «чувствуют или ощущают себя больше россиянами», 2,2 % – затруднились ответить. Полученная структура ответов согласуется с результатами исследования Института социологии РАН [3] с учетом особенностей используемого инструментария.

рис. 3 - 1

Рисунок 1 – Самоидентификация респондентов различных возрастов
как якутян и россиян

На рис. 1 отражены распределения самоидентификации респондентов (саха) как якутян и как россиян в различных возрастных группах. Прослеживается тренд: более молодые респонденты все больше ощущают себя и якутянами, и одновременно россиянами; чем моложе респонденты, тем меньше среди них тех, кто считает себя «больше якутянами». Также, чем моложе респонденты, тем больше среди них доля считающих себя россиянами.

Приведенные данные отражают формирование сложной идентичности, сочетающей этническую и этнокультурную с общероссийской гражданской и культурной идентичностью. Однако данный процесс содержит и риски утраты этнической идентичности все большей, со временем, долей молодежи народа саха: среди самых молодых респондентов доля тех, кто отказывается идентифицировать себя как якутян (пусть даже в сочетании с общероссийской идентичностью), достигает 8 %.

рис. 3 - 2

Рисунок 2 – Самоидентификация респондентов с различным уровнем
образования как якутян и россиян

На рис. 2 представлено распределение ответов респондентов с разным уровнем образования об их самоидентификации как якутян и россиян. Обнаруживается тренд: с ростом уровня образования все больше респондентов считают себя одновременно и якутянами, и россиянами – это позволяет говорить о том, что в народе саха происходит формирование сложной многокомпонентной идентичности, сочетающая этническую и гражданскую идентичности. Обратим внимание, что респонденты с более высоким уровнем образования (среднее специальное, неоконченное высшее, высшее и послевузовское) несколько реже дистанцируются от якутского народа и считают себя «больше россиянами», по сравнению с респондентами, образование которых ограничивается общим (школьным). Таким образом, высокий уровень образованности не только не угрожает вытеснением этнической идентичности, но, более того, способствует более осознанному и заинтересованному отношению к своей этнической принадлежности. Однако, повторим, при этом этническая идентичность входит в сложную по составу идентичность – доля респондентов, которые считают себя только якутянами, среди более образованных респондентов ниже.

рис. 3 - 3

Рисунок 3 – Самоидентификация респондентов, включенных в различные
социально-экономические уклады, как якутян и россиян

На рис. 3 представлено распределение ответов респондентов об их самоидентификации, при этом респонденты разделены на группы, принадлежащие к различным экономическим укладам (что в рамках данного анализа определялось по сфере их трудовой деятельности, см. [2]). В группе респондентов, включенных в доиндустриальный (аграрный, традиционный) уклад, резко преобладает доля тех, кто «чувствует себя больше якутянами», более чем в два раза меньше тех, кто «чувствует себя» одновременно якутянами и россиянами, минимальна доля тех, кто себя считает «больше россиянами». В группах респондентов, включенных в индустриальный, сервисный, когнитивный уклады, доли тех, кто считает себя якутянами и одновременно якутянами и россиянами – сопоставимы. Таким образом, переход представителей народа саха из традиционного уклада в индустриальный приводит к изменению идентичности значительной доли популяции – этническая идентичность становится аспектом или компонентом более сложной идентичности, сочетается с гражданской, общенациональной. Переход части людей в сервисный и когнитивный уклады не привел к радикальному изменению данной ситуации. Мы видим, что среди людей, включенных в сервисный уклад, доля чувствующих себя якутянами несколько выше, чем среди включенных в индустриальный уклад, но различие составляет лишь 6 %.

Доля представителей саха, которые считают себя скорее россиянами, несколько выше среди включенных в индустриальный, сервисный и когнитивный уклады, чем среди включенных в традиционный уклад. Однако это различие мало (в пределах 1-2 %), и доля саха, которые определяются как россияне, во всех группах очень мала – не превышает 4 %. Вероятно, имеет место большая «инерция», способствующая сохранению этнической идентичности (в том числе через ее интеграцию в состав сложной идентичности) при изменении уклада жизни и деятельности; оценить ее «запас» не представляется возможным.

Если учесть приведенные выше данные о том, что среди самых молодых респондентов доля тех, кто считает себя «больше россиянами», достигает 8 %, то можно сказать, что риск утраты этнической идентичности порождается соединением двух процессов – смены поколений и перехода от традиционного к индустриальному и постиндустриальному укладам.

 

[1] В.С. Ефимов, А.В. Лаптева, У.С. Борисова. Проблемы воспроизводства этнической идентичности народа саха (по материалам этно-социологического исследования) (в печати).

[2] Традиционный аграрный уклад – традиционные промыслы, сельское хозяйство, животноводство; индустриальный уклад – строительство, ЖКХ, промышленность; сервисный уклад – бытовое обслуживание, здравоохранение, транспорт, торговля, информационно-вычислительное обслуживание; когнитивный уклад – финансы, кредит, страхование, аппарат органов управления, образование, культура, наука и научное обслуживание).

[3] Дробижева Л. М. и др. Идентичность и консолидационный ресурс жителей республики Саха (Якутия). 2012/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.isras.ru/inab_2012_04.html.