thumb
Фото: sgugit.ru

В статье рассматривается место Сибири в российской и мировой истории, проблемы её прошлого, настоящего и будущего.

Во все времена территория являлась главным ресурсом, за обладание которым шли многочисленные войны и решались геополитические проблемы. Россия и сегодня, после развала СССР, сохранила за собой статус самого обширного по территории государства, две трети которого
составляет Сибирь.

Этот мегарегион занимает северную часть Азиатского материка площадью около 13 млн. кв. километров. Его естественные границы на западе ограничены Уральскими горами, на севере и востоке – Северным Ледовитым и Тихим океанами, на юге – степями Средней Азии и Монголии.

Рельеф Сибири составляют геоморфологические зоны Западно-Сибирской низменности, Средне-Сибирского плоскогорья, гор Южной Сибири и Дальнего Востока. Ландшафтный фон представлен тундровой, лесотундровой, таежной, горнотаежной и лесостепной зонами, что определило основные занятия сибирского населения. Почвы в Сибири в основном подзолистые и малопригодны для земледелия. Климат в южной части умеренный, а в средней и северной части холодный. Сибирь с севера открыта для свирепых ветров из Арктики.
Население Сибири в середине Х1Х в. составляло 2,7 млн. человек, к концу Х1Х в. (1897) – 5,7 млн., в начале ХХ века (1917) – около 9 млн.

Сегодня оно колеблется в пределах 30 млн. человек и миграционный тренд ее негативен.(1).

Крайне слабая заселенность мегарегиона отягчается ее неоднородностью. Видный исследователь Сибири Н.М. Ядринцев так писал по этому поводу: «Рассматривая по этнографической карте распределение русского населения восточной окраины, от Урала к Восточному (Тихому-авт.) океану, мы видим следующую картину: по югу всей Сибири, тотчас по переходе через Урал, вплоть до границ верхней Тунгуски, впадающей в Енисей, тянется сплошная лента русского населения; эта сплошная масса занимает пространство между Верхотурьем и Троицком, Тобольском и Петропавловском, суживающееся между Тарой и Омском и несколько расширяющееся между Томском и Бией; далее, в Енисейской уже губернии, по рекам, впадающим в Енисей, около Нижнеудинска она резко обрывается.

Остальное пространство – пустыня; только по течению рек в этой пустыне тянутся еще тонкие красные нити населения по Оби, Енисею, Лене до Якутска и по заселяемому Амуру..» (2)

Все это было написано в 1882 г., а демографическая конфигурация расселения населения, по сути, осталась неизменной. Историк Р.М. Кабо, изучавший процесс освоения Сибири и возникновения поселений, установил, что начиная с XIV в. почти до середины ХIХ в. регулярное грузовое движение между западной (тобольской) и восточной (томской) частями Западной Сибири почти отсутствовало. Перевозка грузов совершалась по рекам и волокам и была сопряжена с огромными трудностями.

Единого пространства, по сути, не было. Оно было локально и дискретно. Первой артерией, связавшей воедино значительную часть сибирского региона в его южной части стал Московско-Сибирский тракт, ставший основной транспортной коммуникацией в XVIII- XIX веках. Именно здесь, в узкой земледельческой полосе к югу и северу от тракта сосредотачивалось основное население, отклоняясь в сторону Алтая и Минусинской котловины. По данным Ю.А. Гагемейстера, в 1823- 1824 гг. вдоль тракта в округах Тобольской, Томской, Енисейской, Иркутской губерний проживало 65,78 жителей региона.(3). С этого момента на огромном сибирском пространстве от Урала и до Байкала и далее на восток произошли коренные трансформации переформатирования территории.

Прежние центры расселения Пелым, Сургут, Нарым, Енисейск, Братск постепенно становятся периферийным захолустьем, а расположенные на тракте Омск, Томск, Красноярск, Иркутск получают дальнейшее развитие.

Хотя техническое обустройство тракта было крайне низким. Его вернее было бы назвать направлением. Сошлюсь на двух авторитетов. Уже упомянутый мной Н.М. Ядринцев: «В Сибири была только одна транзитная дорога, пробитая кяхтинской торговлей среди пустынных местностей.

Сообщения в сторону, по проселкам, представляют первобытные пути среди дебрей и болот» (4). А.П. Чехов при поездке на Сахалин так описывал свои впечатления: «Сибирский тракт – самая большая и, кажется, самая безобразная дорога во всем свете. Тяжело ехать, очень тяжело, но становится еще тяжелее, если подумаешь, что эта безобразная, рябая полоса земли, эта черная оспа есть почти единственная жила, соединяющая Европу с Сибирью.» (5).

Крупнейшим для мегарегиона в начале ХХ века стал ввод в эксплуатацию Великого Сибирского железнодорожного пути (Транссиба).

Самый сложный участок магистрали – Кругобайкальский был сдан в эксплуатацию в 1904 году. Транссиб (почти 8 тыс. км) связал огромное пространство (более 1.5 млн. квадратных км.) в единое целое и обеспечил выход к Тихому океану и государствам азиатско-тихоокеанского бассейна.

На магистрали возникли новые города и это обеспечило резкое увеличение экономического потенциала Сибири. В ходе Столыпинской аграрной реформы за счет переселения с 1987 по 1914 гг. население региона увеличилось в 1,8 раза, на что при естественном приросте потребовалось бы около 50 лет. Однако все это не привело к коренным изменениям. Сибирь по-прежнему оставалась отсталым регионом, колонией в экономическом смысле. На ее долю приходилось только 3,5% общероссийского промышленного производства,

В советский период на территории Сибири проводились многочисленные социально-экономические проекты. Назовем некоторые из них. Открытие огромных запасов нефти и газа на Тюменском Севере дало толчок к развитию региона. В 1970-1990 гг. здесь было построено 15 новых городов и 30 рабочих поселков. Население увеличилось на 1млн. человек. В Тюменской области прирост был выше, чем в Алтайском крае, Омской, Новосибирской, Кемеровской и Томской областях вместе взятых. Тогда же СССР прочно «подсел» на нефтяную «иглу», что позволило государству несколько десятилетий обеспечивать относительную экономическую стабильность. В 1950—1960 гг. получили развитие проекты, связанные с гидро- и топливной энергетикой (Братско-Илимский ТПК и т.д.). Только на строительство Братской ГЭС ежегодно прибывало 50 тыс. человек.

«Проектом века» для Сибири стало строительство Байкало-Амурской магистрали. Предполагалось принять в эту зону 4 млн. человек в 100 городах и поселках городского типа. В конце 1980-х гг. на территории в 1,5. млн. квадратных километров проживало около 2 млн. человек.(6)

Значительный вред стране, и особенно Сибири с ее территорией, нанесла политика «неперспективных» сельских населенных пунктов. Малые деревни были обречены, в них закрывались школы и магазины. Население заставляли переселяться в укрупненные центры. В результате, с 1959 по 1979 гг. число сельских населенных пунктов в Сибири сократилось более чем наполовину (52%), в Российской Федерации на 39%. Уничтожение «неперспективных» деревень привело к резкому упадку экономики и деградации сельского социума(7).

Пагубность подхода к Сибири как топливно-энергетической «колонии» обернулась тем, что все эти проекты «века» оказались реализованы только частично, затянулись на десятилетия, а в постсоветский период были практически закрыты.

Какие же выводы можно сделать из вышеописанного?

В течение столетий экономика не учитывала конкретно-исторический контекст территории. Ее обычно рассматривали в качестве объекта, «фона» пространства, на котором разворачивались «обезличенные» и не привязанные к местности экономические процессы. Возможно, для европейских стран и центральных областей России это допустимо, но для Сибири, территория которой превышает Европу в целом, это абсолютно неприемлемо. Нельзя рассматривать территорию в качестве абстрактного пространства и объекта государственного управления.

Для любой пространственной формы расселения ключевое значение имеет опорный каркас территории, куда входят наиболее крупные агломерации, большие, средние и малые города, крупные железнодорожные и автомобильные магистрали, организационно-хозяйственные и логистические центры, аэропорты и речные трассы и т.д. На обустроенных территориях все это обязательно присутствует. Опорный каркас мегарегиона
Сибирь ХХI века, по сути, мало изменился за прошедшее столетия и представляет цепочку фокусов, нанизанных на Транссиб и частично БАМ с отдельными локальными ареалами (Норильск и т.д.) Отсюда вся тщетность надежд на экономический рост. Негативная тенденция в демографической ситуации наглядно это подтверждает. Сегодня Россия предстает фрагментированным пространством. Ее территория напоминает архипелаг: разрозненные зоны интенсивного использования в море социального застоя и упадка. Что же говорить и Сибири!
В заключении сошлюсь на мнение академика В.В. Алексеева. Он считает, что «из исторического опыта освоения Азиатской России следует, что этот процесс детерминировался ни общественно-политическими формациями, ни парадигмами колонизации, а сменой технологического способа производства, связанного с доминированием той или иной технологии получения общественных благ» (8). Возможно шестой технологический уклад позволит обеспечить достойную жизнь сибирякам. Сбудется мечта патриота Н.М. Ядринцева о том, что «ее (Сибири –авт.) уделом может быть спокойное гражданское развитие, культурный рост, мирный прогресс, увеличение благосостояния, усвоение знания, рядом с просвещением и цивилизацией. Таким образом, этой стране может представиться завидное будущее, если только мы подарим ей достаточно внимания, если изучим ее, сосредоточим заботы на ее гражданском развитии и поймем ее мировое значение» (9).

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Наумов И. В. История Сибири. – Иркутск. – 2003. – С. 148
2. Ядринцев Н. М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении. – Новосибирск.-2003.-С.96.
3. Цит по: Катионов О. Н. Московско-Сибирский тракт как основная сухопутная транспортная коммуникация Сибири ХУ112-Х1Х вв. – Новосибирск. – 2008. С. 219, 277.
4. Ядринцев Н. М. Указ соч. – С. 221.
5. Чехов А. П. Из Сибири.- Полн.собр соч. – Т.14. С.65.
6. Тимошенко А. И. Проекты и реальности жилищного строительства в районах нового индустриального освоения Сибири в 1950–1980 гг. // Гуманитарные науки в
Сибири. – № 2. – 2007. – С. 106–107.
7. Исупов В. А., Кузнецов И. С. История Сибири. – Ч. 3. – Новосибирск. – 1000. – С. 291.
8. Алексеев В. В. Российские регионы в цивилизационной динамике. // Гуманитарные науки в Сибири. – № 3..Вып.2. – 2009. – С. 6.
9. Ядринцев Н. М. Указ соч. – С. 41.

Авторы: Колоткин М. Н., Сибирякова В.Е., Сибирская государственная геодезическая академия