thumb
Фото: Максим Золотухин

По планам программы форсированного индустриально-инновационного развития на 2010 — 2014 годы Казахстан должен показать рост ВВП на 50%, на столько же повысить производительность труда (прежде всего в обрабатывающих отраслях), минимум на 40% увеличить экспорт несырьевой продукции и на 10% нарастить долю инновационных предприятий.

Расставлены отраслевые приоритеты — АПК, строительная индустрия, нефтепереработка, металлургия, химия и фармацевтика, энергетика, транспорт и телекоммуникации. Определен инструментарий — создание системы налоговых преференций для инвесторов, финансовое и организационное поощрение местного производителя, максимально комфортные условия для открытия и ведения бизнеса. Уже сейчас экономика Казахстана показывает лучшие результаты, чем российская: прирост ВВП в прошлом году в республике составил 6%, в РФ — всего 1,3%.

Реформы в Казахстане всегда представляли интерес для российского бизнеса. Во второй половине 2000-х годов за ходом преобразований в банковском секторе, который в отличие от российского, действительно стал мотором для многих сегментов экономики, следили ученые, журналисты, предприниматели. Строительный бум и невероятный темп роста рынка недвижимости вызывал зависть российских девелоперов: в 2004 году, например, Казахстан показал 50-процентный рост объемов ввода жилья: скачок во многом был обеспечен дешевыми зарубежными банковскими заимствованиями (к 2008 году они обогнали собственные ресурсы застройщиков) и бурным развитием модели долевого строительства. Как пример дальновидности приводились преобразования в пенсионной системе, реформа которой была доведена до конца. Ходила в верхах и амбициозная идея создания в республике мирового финансового центра: в 2005 году на фоне наличия свободных ресурсов бумаги местных компаний неожиданно скакнули в цене впятеро, в страну потянулся поток иностранных инвесторов. Правительство бросило серьезные ресурсы на продвижение торговых площадок и воспитание частных инвесторов, однако не справилось с задачей вывода эмитентов: слишком «скромные» национальные компании оказались не готовы к публичности. Разумеется, многим начинаниям помешал кризис 2008 года. 

И сегодня Казахстан часто приводят в пример, когда речь заходит о выстраивании правильной модели работы с инвесторами, предсказуемости системы взаимодействия власти с бизнесом. Предприниматели говорят, что бюрократии везде хватает, но в Казахстане, в отличие от России, полномочия чиновников четко определены. Кроме того, аппарат здесь постоянно работает под совершенствованием технического регулирования. Маленькая, но яркая деталь: уральские золотодобытчики много лет жалуются на откровенно устаревшую практику предоставления оценки запасов  месторождений. Так вот в Казахстане есть техника, которая позволяет чиновникам принимать информацию в форме трехмерной компьютерной модели, а российские в век информационных технологий просят исключительно бумажные носители. В нашем специальном международном проекте «Казахстан — Урал» мы приглашаем вас внимательней присмотреться к этой близкой и дружественной нам стране, оценить направления возможного сотрудничества, позаимствовать практику решения общих для всех экономик проблем и, конечно, полюбоваться красотой Небесных гор — Тянь-Шаня.