thumb
Фото: thetimes.co.uk

Сегодня на бюджетные средства учится меньше студентов, чем в советское время, заявляет доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Татьяна Клячко, призывая  доверять больше не мифам, а фактам и статистике.

В чем общество видит проблемы высшего образования

Про проблемы высшего образования говорено переговорено. Все знают, что и как надо с ним делать (впрочем, как и с медициной, футболом, а также — до последнего времени — и с экономикой).

В настоящее время в общественном сознании прочно утвердились следующие расхожие представления о ситуации в высшем образовании:

  • качество высшего образование падает;
  • высшее образование не отвечает потребностям рынка труда;
  • выпускники вузов не работают по полученной специальности;
  • студентов у нас слишком много;
  • надо готовить специалистов со средним профессиональным образованием и рабочих, которых у нас не хватает.

Этот список можно продолжить, но проблема понятна: качество образования снижается, работодателя не удовлетворяет подготовка молодых специалистов, их приходится доучивать, структура подготовки кадров количественно и качественно не отвечает структуре экономики России, рынку труда требуются выпускники со средним профессиональным образованием.

А раз система высшего образования не выполняет возложенные на нее функции, то ее бюджетное финансирование надо сократить. Правда, надо заметить, что этот аргумент, прежде выдвигавшийся только Минфином России, теперь подхвачен и некоторыми аналитиками [2].

Обычно же рассмотрение проблем высшего образования, особенно его качества, вели к прямо противоположному выводу: бюджетное финансирование образования необходимо повышать, как и заработную плату профессорско-преподавательскому составу вузов, одновременно вводя «эффективный контракт», о чем недвусмысленно говорят Стратегия 2020 и Указ Президента России от 7 мая 2012 года № 597.

Попробуем разобраться со всеми этими «мифами и легендами» высшего образования по порядку.

Высшего образования в России слишком много?

Если в 30-х годах ХХ века в университеты шло меньше 15% возрастной когорты, в 1970-е-1980-е годы — 25-30%, то теперь во многих странах — 70-90% (табл. 1).

Демоскоп 1

Таблица 1. Доля возрастной когорты, поступающей в вузы в различных странах, %

При этом экономические условия в этих странах могут достаточно сильно различаться, как и роль системы высшего образования в решении стоящих перед ними социальных и экономических проблем. Так, в США в университеты поступает 82% возрастной когорты, в Финляндии — 94%, в Южной Корее — 96%, и, одновременно, в вузы идет 91% возрастной когорты в Греции — страны с совершенно другими социально-экономическими условиями по сравнению с указанными государствами. Вместе с тем общий тренд, как хорошо видно из данных табл. 1, состоит в росте доли возрастной когорты, поступающей в университеты.

В Китае за восемь лет (с 2006 по 2013 год) указанная доля выросла с 16% до 26%, а общая численность студентов вузов превысила 30 млн человек. В Индии в университеты пока поступает 15% возрастной когорты (прирост за 8 лет 3%), но это уже составило больше 20 млн человек. Студенческий контингент Китая и Индии, обучающийся в университетах как своих стран, так и за границей, суммарно равняется, таким образом, 50 млн, что превышает численность студентов всех стран Европы вместе взятых, включая и иностранных студентов европейских университетов.

В России (РСФСР) в конце 1927 года было 90 вузов, в которых училось 114,2 тыс. студентов. Но уже в 1940 году число вузов возросло до 481, а численность студентов в них составила 478,1 тыс. человек, т.е. за 13 лет увеличилась более чем в 4 раза. В 1960-е годы численность студентов в РСФСР достигла 1,5 млн человек, в 1980-е годы уже превысила 3 млн, но к 1990 году несколько сократилась до 2,8 млн студентов[3].

В 1996 году, когда принимался Закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» законодатель, видя, что численность бюджетных студентов снижается, даже установил для нее минимальный порог в 170 человек на 10000 человек населения России, что тогда равнялось 2,5 млн человек. Быстрый рост студенческих контингентов начался с 1995 года и даже кризис 1998 года эту поднимающуюся волну не остановил: в 2000 году в 965 вузах Российской Федерации (государственных было 607) обучалось уже 4,7 млн студентов, из них 2,6 млн на бюджетной основе, иными словами, меньше чем в РСФСР в 1990 году. Пик студенческого контингента в 7,5 млн человек пришелся на 2008 год, который стал годом «великого перелома», — с этого времени число студентов в силу демографических причин начало стремительно убывать. В 2014 году в российских вузах уже училось 5,2 млн студентов, из них всего 2 млн за счет бюджетных средств (рис. 1).

Демоскоп 2

Рисунок 1. Число студентов российских вузов в 2000/01 — 2014/2015 учебных годах, человек. Источник: Росстат

Именно быстрый рост студенчества в конце 1990-х и в 2000-е годы породил представление о том, что «высшего образования» в России стало «слишком много».

Вместе с тем до 2021 года студенческий контингент будет и дальше снижаться — до 4,1-4,2 млн человек. Потом вектор развернется и начнется небольшой подъем до 4,4-4,5 млн. Таким образом, в 2025 году, по самым оптимистическим оценкам, в российских вузах будет учиться меньше студентов, чем в 2000 году (рис. 2).

Демоскоп 3

Рисунок 2. Прогноз числа студентов российских вузов до 2025 года (базовый прогноз), млн человек. Источник: Рассчитано ЦЭНО РАНХиГС по данным демографического прогноза Росстата.

При этом число студентов, обучающихся на бюджетной основе, уже в 2014 году практически достигло нижнего предела, определенного Законом «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 года № 273-ФЗ, согласно которому на бюджетной основе должно учиться не менее 800 человек на 10000 человек населения в возрасте 17-30 лет (рис. 3).

Демоскоп 4

Рисунок 3. Число бюджетных студентов российских вузов в 2011-2015 годах, млн человек. Источник: Рассчитано по данным Росстат и Минобрнауки России.

С 2011 года число бюджетных студентов в российских вузах сократилось на 15,5%. При этом следует отметить, что с каждым годом в российские вузы поступает все большая доля выпускников школ, получивших среднее (полное) общее образование (рис. 4).

Демоскоп 5

Рисунок 4. Выпуск из школ и прием в вузы в 2011-2014 годах (тыс. человек, левая шкала), доля выпускников данного года, поступивших в вуз (%, правая шкала). Источник: Рассчитано по данным Росстата.

Долгое время прием на бюджетные места был довольно стабильным, а потом стал снижаться, что было обусловлено не столько демографическими причинами, хотя на них это удобно было списывать, сколько политикой повышения финансирования бюджетных мест (рис. 5).

Демоскоп 6

Рисунок 5. Бюджетный и платный прием в российские вузы в 2000-2014 годах, тыс. человек. Источник: Росстат, ежегодные данные по приему в вузы.

В 2015 году Минобрнауки России был вынужден увеличить бюджетный прием до 524,3 тысяч человек, поскольку, как было показано выше, бюджетный контингент российских вузов в 2014 году достиг законодательно установленного нижнего предела и при дальнейшем снижении числа бюджетных мест, указанная норма была бы нарушена.

Итак, количественные параметры численности бюджетных студентов в 2015 году оказались намного ниже, чем в конце советской эпохи. Что касается, платных студентов, то приходится констатировать, что без привлечения денег населения вузам было бы сложно нормально функционировать, несмотря на значительный рост бюджетного финансирования высшего образования.

Качество высшего образования падает?

Теперь, когда мы немного разобрались с количеством, поговорим о качестве высшего образования. Резкий переход к практически всеобщему высшему образованию, естественно, порождает представление о том, что общий его уровень снижается. Наверное, аналогичные шоки все страны переживали, когда совершался переход от начального 4-классного образования к семилетнему или восьмилетнему. Но прошло время и это стало обыденностью, никому не придет в голову говорить, что семилетка (восьмилетка) — это плохо, что такого образования слишком много. Тем более, что нет никаких объективных данных о падении качества образования, а субъективные оценки, они и есть субъективные. Можно, конечно, опираясь на данные единого государственного экзамена (далее — ЕГЭ) утверждать, что более сильные абитуриенты идут в социально-экономическую и гуманитарную сферу, а более слабые — в технические и естественнонаучные вузы. Но и это утверждение ограничено, поскольку в МФТИ (Физтех), МИФИ, Бауманку, питерский Политех, на физфак МГУ поступают сильные абитуриенты, да и баллы ЕГЭ по обществознанию и, скажем, физике сравнивать не совсем корректно.

Кроме того, какие студенты в советское время учились во многих технических вузах, мы не знаем, но понятно, что не всегда хорошие. Если мы считаем, что в СССР была неэффективная экономика, то вряд ли в нем было уж очень эффективное высшее образование. И еще: по сравнению с прошлым веком многое поменялось в представлениях о том, какое образование можно считать качественным. Американцы, например, честно говорят, что высшее образование, как профессиональное, у них теперь начинается с уровня магистратуры.

В 1990-е и 2000-е годы бюджетное финансирование высшего образования было весьма скудным (в 2000 году — 30 млрд. руб., что по тогдашнему валютному курсу равнялось 1 млрд американских долларов — бюджет одного не очень престижного американского вуза), но сказать, что качество обучения в то время было выше, чем в настоящее время, было бы большой натяжкой. В последние годы бюджетное финансирование высшего образования росло (рис. 6), но ждать, что этот рост немедленно приведет к повышению качества высшего образования, вряд ли стоит.

Демоскоп 7

Рисунок 6. Расходы федерального бюджета на высшее образование в номинальном выражении и с учетом инфляции, млрд рублей. Источник: Минфин России и Федеральное казначейство.

Примечания: (1) в 2015 году впервые бюджетное финансирование высшего образования было сокращено при корректировке Федерального бюджета; (2) если считать по валютному курсу 2013 года (примерно 30 руб. за 1 долл. США), то в 2015 году на ВО тратится 17,1 млрд долл. США, если же считать по текущему курсу, то эта сумма уменьшается до примерно 7,9 млрд долл. США, т.е. это финансирование 1 ведущего университета США

Еще один аспект качества высшего образования связан с тем, что, начиная с 2000 года, большая часть российских студентов учится заочно. В настоящее время около 54% студентов учатся заочно, очно-заочно и в экстернате, а очно — чуть более 46%. (рис. 7).

Демоскоп 8

Рисунок 7. Соотношение числа студентов очных и неочных форм обучения российских вузов (до 1991 года — РСФСР), %. Источник: Рассчитано по Росстат.

Это, кстати, опровергает распространенное мнение, что в вуз юноши поступают только для того, чтобы «откосить» от армии. Вполне зрелые люди — 25 лет и старше (их в 2013 году среди студентов было почти 1,7 млн человек) учатся и работают, а кто-то еще и получает за свои деньги второе высшее образование, т.е. делают это вполне осознанно (заочное образование у нас преимущественно платное, а второе высшее — платное в обязательном порядке).

Нужны ли работодателям кадры со средним профессиональным образованием?

Российская экономика до последнего времени крайне положительно относилась к работникам с высшим образованием: их средняя заработная плата в 2013 году была почти в 1,67 раза выше средней заработной платы работников, не имеющих профессионального образования, а закончивших только среднюю школу (11 классов)[4]. Что касается средней заработной платы тех, кто получил среднее профессиональное образование, которое, как утверждается, очень нужно нашей экономике, то она лишь на 2-4% была выше средней заработной платы работника, имеющего за плечами только школьное образование (рис. 8).

Демоскоп 9

Рисунок 8. Премия за образование в Российской Федерации в 2005-2013 годах, %. Источник: Росстат

Не удивительно поэтому, что около 35% выпускников техникумов и училищ среднего профобразования поступали в последние годы в вузы сразу после выпуска, даже не выходя на рынок труда, а еще примерно 35% делали это в течение 5 лет после окончания учебы. И работодатели, которым вроде бы так не хватает специалистов со средним профессиональным образованием, почему-то не поднимают заработную плату этим работникам, что экономически свидетельствовало бы об их дефиците.

В 2013 году в России 31,7% занятых имели высшее образование, в США — 54% (полное и неполное). Если же считать работников с третичным, т.е. со средним профессиональным и высшим образованием, то их в Российской Федерации было 57,5%[5]. Видимо, это и порождает путаницу, когда утверждается, что мы по доле занятых с высшим образованием «впереди планеты всей». Если мы уменьшим численность студентов вузов и одновременно увеличим численность студентов организаций СПО (а другого профессионального образования у нас теперь нет), то доля работников с третичным образованием в России все равно будет расти, хотим мы того или не хотим. Или будем наращивать численность работников без профессионального образования? Только вот кто их на работу будет брать? Кстати, у нас пока еще почти четверть занятых в экономике профессионального образования не имеют.

В Москве работников с высшим образованием 50%, с третичным — 76,9%, в Санкт-Петербурге — 44,6% и 67,4%. Это соответствует структуре занятых в крупнейших городах развитых стран. К сожалению, у нас только два таких города на всю страну (рис. 9).

Демоскоп 10

Рисунок 9. Структура занятых по уровню образования в Российской Федерации, федеральных округах, Москве и Санкт-Петербургу в 2013 году, %. Источник: Экономическая активность населения России — 2014

Кто работает по полученной специальности — выпускник вуза или организации СПО?

Ну, и наконец, про то, кто у нас работает по полученной специальности, а кто нет. В 2013 году (более поздних данных Росстат пока не дает) работали по полученной специальности или близкой к ней 95% выпускников медицинских вузов 2010-2012 годов, 66,5% окончивших педвузы (даже в советское время было меньше), 84,5% получивших специальность «Авиационная и ракетно-космическая техника», 83,5% закончивших вуз по специальности «Информатика и вычислительная техника». В среднем по специальности работало свыше 65% выпускников высших учебных заведений. Хуже всего ситуация была у тех, кто окончил вузы по специальностям «Сфера обслуживания» (работали по специальности 50,6%) и «Воспроизводство и переработка лесных ресурсов» (45,6%). Может последняя цифра объясняет, почему у нас ежегодно столько лесных пожаров?

А вот среди окончивших организации среднего профессионального образования по специальности работает значительно меньшая доля выпускников: по специальностям «Сельское и рыбное хозяйство» 40,2%, «Геодезия и землеустройство» 28,2%, «Химическая и биотехнологии» — 31,8%, «Воспроизводство и переработка лесных ресурсов» 34,1%, в среднем по специальности работает примерно 54,6% выпускников организаций СПО (табл. 2).

Демоскоп 11

Таблица 2. Связь основной работы с полученной профессией (специальностью) у выпускников (окончивших учреждения профессионального образования в 2010-2012 годах) в 2013 году

Полная версия таблицы

Можно, конечно, предположить, что если бы выпускники вузов не занимали рабочие места специалистов среднего звена, то на них работали бы выпускники организаций СПО. Но беда в том, что работодатель предпочитает, как уже было сказано, брать первых, а не вторых, и платить им почему-то значительно больше.

Как работодатели оценивают качество базового образования работников

Посмотрим теперь, как сами работодатели оценивают качество подготовки различных категорий работников. Опрос проводился Центром экономики непрерывного образования РАНХиГС летом 2015 года[6]. Объектом исследования были предприятия приоритетных отраслей экономики России[7].

В среднем по обследованным предприятиям уровень требований к работникам представлен в табл. 3.

Демоскоп 12

Таблица 3. Уровень требований к работникам, 2015 год, % по строке

Как видно из табл. 3, самый высокий уровень требований предъявляется к управленцам (работникам, как правило, с высшим образованием), а самый низкий — к рабочим. При этом уровень требований заметно различается, если речь идет об экономически успешных и неуспешных предприятиях (табл. 4).

Демоскоп 13

Таблица 4. Уровень требований к работникам успешных и неуспешных предприятий, 2015 год, % по строке

Таким образом, требования к подготовленности работников успешных и неуспешных предприятий различаются, прежде всего, по требованиям к рабочим кадрам: на успешных предприятиях они значительно выше. А вот по специалистам и управленцам разрыв не столь велик, хотя успешные предприятия все же предъявляют более высокие требования к указанным категориям персонала.

А теперь сравним, как оценивался базовый уровень подготовленности работников на экономически успешных и неуспешных предприятиях (табл. 5).

Демоскоп 14

Таблица 5. Уровень базовой подготовленности работников успешных и неуспешных предприятий, 2015 год, % по строке

Как видим, в данном случае различия в оценках подготовленности работников уже достаточно ярко выражены: на успешных предприятиях оценка базовой подготовленности специалистов и управленцев как высокая близка к 100%, в случае рабочих кадров — к 70%. А вот на неуспешных предприятиях оценки базовой подготовленности работников были значительно ниже, хотя и здесь их нельзя считать такими уж низкими в случае управленцев и специалистов: даже на неуспешных предприятиях высокий уровень базовой подготовленности первых приближается к 80%, вторых — превышает 70%.

Заключение

Словом, учим мы теперь за бюджетные средства студентов вузов меньше, чем в советское время, выпускники высших учебных заведений работают преимущественно по специальности, работодатели берут на работу работников с высшим образованием, хотя говорят, что хотят со средним профессиональным. А качество… Если предприятие современное и успешное, то они довольны базовым образованием своих работников, если же предприятие находится в плохом экономическом положении, то и работников оно получает похуже. Если же учесть, что успешных предприятий в России меньше, чем неуспешных, то понятно, кто формирует основные представления о качестве подготовки кадров. Кроме того, и в советское время предприятия были недовольны уровнем подготовки молодых специалистов, но сейчас это как-то стало забываться. Да и внутрифирменную подготовку и переподготовку еще никто и нигде не отменял.

В высшем образовании много проблем (об этом можно поговорить отдельно), но они точно проистекают не от того, что вузы получают слишком большое бюджетное финансирование.

Примечания:

[2] В. Иноземцев. Как улучшить высшее образование? Тратить на него меньше денег. https://slon.ru/po sts/55592.

[3] Росстат: http://www.gks.ru/free doc/new site/population/obraz/vp- obr1.htm.

[4] Данные за 2013 год, данных за 2015 год пока еще нет, обследование Росстатом проводится 1 раз в 2 года.

[5] Экономическая активность населения России — 2014, табл. 2.19. http://www.gks.ru/bgd/regl/b1461/Main.htm.

[6] Руководителем социологического исследования была д.э.н., профессор Е.М. Авраамова.

[7] Исследование проводилось по предприятиям следующих отраслей: ИКТ, энергетика, транспорт и связь.