thumb
Фото: http://www.skolkovo.ru

Сегодня мир стоит на пороге новой волны инноваций, которая может серьезно изменить сложившийся «образовательный ландшафт». Традиционные образовательные учреждения, судьбу которых чаще всего принято обсуждать в экспертном сообществе, можно назвать «браунфилдом» — исторически сложившейся «зоной образовательной практики».  Гринфилдом» будут выступать новые образовательные проекты (образовательные стартапы), созданные на новых технологических основаниях. Подобного рода проекты в последние годы получили специальное название — «EdTech», а объем их финансирования за последние три года увеличился в 3 раза и достиг 1,1 млрд.долларов.

По мнению авторов, эпоха гринфилда открывает перед предпринимательскими командами, образовательными учреждениями и целыми странами уникальные возможности. Вероятно, лучшие образовательные проекты следующего пятидесятилетия еще не существуют и будут созданы в ближайшие годы на наших глазах. В данной публикации представлен подробный анализ новых технологических образовательных проектов и предложены пять решений для развития российской системы образования.

Возможность № 1. Формирование зоны MOOC в России.

Первым шагом на пути запуска российской MOOC-платформы может стать локализация и адаптация лучших зарубежных он-лайн курсов из Coursera, EdX и других известных проектов по следующим направлениями:

• по компетенциям, востребованным российскими корпорациями, но отсутствующим у российских вузов (например, системная инженерия, управление проектами и программами, lean-технологии, управление цепочкой поставщиков и др.);

• по «приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники в Российской Федерации», где зарубежные провайдеры имеют научный задел и успешную практику: наносистемы, информационно-коммуникационые технологии, наука о жизни, транспортные и космические системы, энергоэффективность и энергосбережение.

Паралелльно возможно создание национальной MOOC-платформы, первые курсы которой должны создаваться под гарантированный (устойчивый) спрос:

• «Обязательные курсы» — курсы для мигрантов, «профилактические беседы» в случае административного нарушения, аттестационные курсы при поступлении на госслужбу, курсы «управления гневом» и другие. Сертификат об успешном прохождении курса должен приниматься в качестве официального документа профильными структурами, снижая нагрузку на государственных служащих и обеспечивая гарантированное освоение темы.

• Сетевые курсы образовательных консорциумов, обладающих необходимым потенциалом и ресурсной базой — например, общие образовательные курсы для сети федеральных университетов или национальных исследовательских университетов.

Возможность № 2. Продвижение лучших российских курсов в международных MOOC-платформах.

Первые курсы для международных MOOC-платформ должны разрабатываться исключительно на английском языке по темам и направлениям, где Россия традиционно сильна: некоторые отрасли математики и физики, художественная литература, культура и искусство. В случае успеха данной инициативы, многие российские преподаватели и исследовательские команды получат дополнительный стимул для запуска перспективных исследований и поиска собственной ниши в глобальном разделении интеллектуального труда.

Возможность № 3. Модернизация региональных систем образования на базе современных технологических решений.

В России насчитывается более 1 000 вузов, большинство из которых разбросаны по регионам и испытывают жесточайшую нехватку квалифицированных кадров и ресурсов. Несмотря на это, они продолжают предоставлять студентам полный пакет образовательных программ, часто не имея возможности обеспечить их качество. Между тем внедрение массовых онлайн курсов, по итогам которых студенты будут проходить экзамены и получать необходимый сертификат, может решить эту проблему. Для этого необходимо реализовать ряд масштабных институциональных изменений:

• перейти на кредитно-модульную систему, которая должна быть синхронизирована с признанными международными системами учета образовательных результатов;

• предоставить право российским вузам признавать и зачитывать результаты MOOC-курсов, которые проходят студенты;

• осуществить отбор, предварительную экспертизу и общественно-профессиональную аккредитацию онлайн курсов, рекомендованных для прохождения в российских университетах;

• способствовать внедрению современных систем управления учебным процессом (LMS), позволяющих управлять и учитывать результаты сетевых образовательных программ, реализуемых в различных форматах, в т. ч. онлайн.

Следующим шагом может стать модернизация более 50 000 школ в российских регионах, испытывающих аналогичные проблемы, особенно в сельской местности.

Возможность № 4. Создание инфраструктуры для индивидуальных образовательных траекторий.

Развитие технологических инноваций в любой отрасли невозможно без сопутствующей социальной трансформации, в результате которой формируется группа людей, готовых стать первыми заказчиками и ранними последователями новых технологических решений.

Количество российских участников международных MOOC растет — в Coursera обучается более 120 000 студентов из России, что говорит о хорошем потенциале рынка, динамику которого можно ускорить за счет нескольких решений и инициатив:

• внедрение в России новых механизмов и каналов финансирования индивидуальных образовательных траекторий, в т. ч.: ваучеров на прохождение онлайн курсов, софинансируемых работодателями и государством; льготных образовательных кредитов; других финансовых инструментов, позволяющих привлекать финансирование в обмен на часть будущих доходов студента;

• создание в крупнейших мегаполисах страны новой образовательной инфраструктуры — «co-learning» центров — которые могли бы обеспечить маркетинг новых образовательных проектов и тьюторскую поддержку начинающих пользователей MOOC.

Возможность № 5. Запуск национального EdTech-инкубатора для поддержки образовательных стартап-команд.

Инвестиции в людей и предпринимательские инициативы, а не в образовательные учреждения, становится главным фактором успеха в эпоху образовательного гринфилда. Успешный опыт запуска первых EdTech-инкубаторов в США позволяет надеяться, что подобные инициативы могут быть реализованы в других странах, с учетом местной специфики и уровня развития предпринимательской культуры и практики в стране.

Подобный инкубатор в России должен поддерживать образовательные проекты, которые изначально ориентированы на глобальный рынок, предоставляя предпринимательским командам необходимую образовательную экспертизу, маркетинг и продвижение разработок, а также доступ к «посевному» и венчурному финансированию со стороны частных инвесторов. Это дает шанс России, используя энергию тысяч людей и предпринимательских команд по всей стране, в перспективе 3–5 лет «поймать» формирующуюся волну и перейти на новый технологический уклад, став лидерами глобального образования.

Эпоха гринфилда открывает перед предпринимательскими командами, образовательными учреждениями и целыми странами уникальные возможности.

Конанчук Д, Волков А. Эпоха «Гринфилда» в образовании / Д. Конанчук, А. Волков. – М.: СКОЛКОВО, 2013. – 52 с.