thumb

В июне и июле 2016 года первые два танкера со сжиженным природным газом прибыли из США на Ближний Восток, в Кувейт и ОАЭ. Это событие означает радикальный перелом сложившегося в течение века порядка в мировой торговле газом. Оказалось, что североамериканский сланцевый газ, которому десять лет назад не прочили никакого будущего, не только выжил, но и оказался конкурентноспособен по затратам с газом из региона с традиционно самыми низкими ценами на углеводороды.
Такой результат с учетом весьма и весьма высоких расходов на добычу газа из сланцевых месторождений стал возможен за счет того, что североамериканские газовые компании начали зарабатывать собственно не на газе, а на его переработке и продаже легкого углеводородного сырья для нефтехимии: этане, пропане, бутанах и газовом бензине.


Создание практически за десятилетие огромного количества новых газоперерабатывающих заводов и продуктопроводов для транспортировки их продукции стало возможно благодаря существованию специальных благоприятствующих режимов регулирования для компаний, специализирующихся в сегменте midstream — отрасли, которая осуществляет технологическую связь между добычей и переработкой углеводородов.
В России в силу как объективных, так и субъективных причин midstream как таковой не выделяется не только с точки зрения регулирования, но и даже на уровне понятий. Вынужденный нести очень высокие капитальные затраты на строительство своих объектов, он является заложником двухцентровой системы регулирования, ориентированной только на балансировку интересов добычи и переработки углеводородов с интересами государства.
В данном обзоре RUPEC покажет, что подобный подход во многом дестимулирует приток инвестиций в отрасль. В итоге уровень развития сегмента существенно ниже потенциала, учитывая лидирующие позиции России с точки зрения добычи первичного углеводородного сырья.

Основные выводы:
Технологическая цепочка использования ископаемых углеводородов состоит не только из добычи (upstream) и переработки (downstream). Между ними есть третий сегмент — midstream, задача которого обеспечивать технологическую связанность добычи и переработки.
Именно достаточность мощностей и инфраструктуры в midstream-сегменте часто является ограничителем возможностей по добыче «жирного» природного газа и попутного нефтяного газа с точки зрения рентабельности.
Фундаментально midstream существует в очень узком ценовом коридоре, поэтому риски инвестиций в этом сегменте выше, чем в добыче или переработке. При этом капиталоемкость сегмента значительна и вполне сопоставима с капиталоемкостью переработки.
Опыт Северной Америки показывает, что midstream для успешного его развития нуждается не только в отдельном регулировании, но и в создании преференциальных режимов, стимулирующих приток инвестиций.
В России midstream не только не имеет собственной регуляторной среды, учитывающей его специфику и риски и нацеленной на стимулирование, но и вообще не выделяется понятийно из сегментов добычи и переработки. При этом наряду с другими секторами он несет большие капитальные затраты и, как правило, создает ранее не существовавшие мощности и инфраструктуру.
Существование сегмента между интересами добычи, интересами переработки и интересами государства создает повышенные риски. Хаотичность регулирования, балансирующая интересы основных (с точки зрения регулятора) участников, порождает вполне отчетливые и математически выражаемые потери для сегмента.
Как следствие — низкие темпы инвестиций в midstream, существенно заниженная реализация углеводородного потенциала страны по сравнению с другими странами мира.
Для дальнейшего развития нефтегазовой, нефтехимической и химической промышленности России необходимо оформление midstream-сегмента в самостоятельную отрасль на уровне стратегических (Генсхемы развития газовой и нефтяной отраслей, План развития газонефтехимии, Стратегия развития химической промышленности) и регулирующих документов с введением преференциальных условий и льгот.
Целенаправленное стимулирование сегмента несет большую потенциальную ценность для государства и отраслей промышленности, чем существующая система.

Midstream в нефтегазе и нефтехимии России. Под ред. А.Костина