thumb
Фото: defence.ru

Весной 2015 года международная экспертная группа «The New Media Consortium» опубликовала свое видение развития и внедрения новых технологий в университетах: «NMC Horizon Report: высшее образование – 2015». С момента публикации документ скачали более миллиона человек, а в августе 2015 года Центр образовательных разработок бизнес-школы СКОЛКОВО впервые опубликовал российскую версию этого отчета. Денис Конанчук, руководитель SEDeC, специально для Be in Trend рассказывает, на какие основные тенденции, проблемы и новые технологические прорывы в сфере высшего образования нам стоит обратить внимание.

ШЕСТЬ КЛЮЧЕВЫХ ТЕНДЕНЦИЙ

Первая тенденция связана с общественным восприятием университетов, которые все чаще рассматриваются как площадки для инноваций. Эксперты утверждают, что руководство университетов должно стимулировать творческий подход в обучении, готовность идти на риск, а также поощрать развитие предпринимательских элементов в своей структуре.

Вторая тенденция – повышение интенсивности сотрудничества – заключается в объединении ресурсов университетов и координации действий для достижения общих целей, в том числе – предоставления более доступного, дешевого и качественного образования в мировом масштабе. Чтобы оставаться успешными в глобальном образовательном пространстве, бывшие конкуренты должны стать партнерами, т.к. только это позволяет внедрять передовые (цифровые) технологии в образовательный процесс. Он-лайн платформа EdX, совместный проект MIT и Гарварда, – яркий тому пример.

Третья тенденция связана с развитием науки об анализе и обработке больших массивов данных (big data). Известно, что компании, работающие в потребительском секторе, постоянно собирают данные о вкусах и предпочтениях своих клиентов. Аналогичным образом этот подход может применяться в обучении. Благодаря анализу данных университеты смогут выявлять закономерности в прохождении студентами учебных курсов, выстраивать индивидуальные образовательные траектории, и даже заранее прогнозировать вероятную оценку, которую студент получит на экзамене.

Четвертая тенденция – распространение открытых образовательных курсов, которые могут быть реализованы в различных форматах: видео-лекции, материалы, учебники, тесты, специальные компьютерные программы. При этом под «открытостью» понимается не только бесплатность и доступность курса для каждого пользователя Интернета, но также отсутствие каких-либо ограничений в их использовании.

Пятая тенденция – сочетание новых и традиционных форматов обучения, что привело к формированию и развитию модели «смешанного обучения» (blended learning). Согласно данным, приведенным в отчете NMC, сегодня каждый десятый студент в США обучается иключительно по онлайн-курсам, и спрос на подобные доступные методы обучения постоянно растет, что объясняет возвросшее внимание университетов к «смешанным» программам.

Последняя тенденция связана с перепланировкой учебных помещений. Многие университеты постепенно отходят от традиционных аудиторий, делая выбор в пользу открытых пространств (open space), аудиторий для командной работы, мультимедийных пространств, обеспечивающих удаленную коммуникацию.

Тренды в образовании

ШЕСТЬ ПРОБЛЕМ ДЛЯ ВНЕДРЕНИЯ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Представленные выше тенденции вряд ли можно назвать открытием. Они подробно обсуждаются последние годы в университетском сообществе как в России, так и в мире. Проблема состоит в том, что новые концепции пока не превратились в массовую практику. Между красивыми идеями и тем, что на самом деле происходит в классе, по-прежнему пропасть.

Эксперты NMC выделяют шесть проблем, которые препятствуют внедрению новых технологий в университетах. Среди них есть как легкоразрешимые, так и те, которые пока относят в категорию «неразрешимых».

Разрешимые проблемы: признание результатов неформального обучения. Распространение неформальных методов обучения вовлекает все большее число студентов в образовательный процесс, позволяет найти программу под индивидуальные потребности и бюджеты. Тем не менее, вопрос оценки результатов такого обучения остается открытым. По данным отчета, слушатели подобных программ (а точнее – полученные ими знания) не получают должного признания, знания не признаются в формальных дипломах, что снижает их ценность в глазах студентов и руководства университетов.

Другая вполне разрешимая проблема связана с цифровой грамотностью в образовательной сфере. Отмечается, что невозможно развивать цифровую грамотность, не перестроив кампус надлежащим образом. Кроме того, крайне важно учитывать различия в цифровой грамотности самих преподавателей, поэтому сначала необходимо определить, какими технологиями они уже пользуются, и наметить зоны дальнейшего роста.

Более сложной проблемой является персонализированное обучение. Цель его – дать студентам возможность самостоятельно выбирать траекторию своего обучения в соответствии со своими интересами, потребностями и опытом. Эксперты отмечают все больший рост спроса на такого рода программы, который на сегодняшний день остается неудовлетворенным в силу отсутствия инструментов «эффективной персонализации обучения». Также отмечается недостаток исследований, посвященных персонализированному обучению и его эффективности в системе высшего образования.

Еще одна сложная проблема, решение которой пока не найдено, связана с обучением студентов комплексному мышлению. К обязательным «мыслительным» компетенциям будущего авторы отчета относят, в частности, умение анализировать и строить сложные объекты («системы систем») и создавать инфографику (визуализировать данные).

В группу наиболее сложных проблем эксперты отнесли конкуренцию формальной и неформальной модели образования. Многие опасаются, что с ростом популярности массовых открытых онлайн-курсов (МООС) и удорожанием стоимости обучения в университетах, традиционные дипломы о высшем образовании будут постепенно терять свою привлекательность. Эксперты считают, что необходимо разрабатывать альтернативные модели образования, однако важно точно установить их долгосрочную эффективность и подтвердить тезис о том, что они не уступают традиционным методам обучения.

Последняя проблема, выделенная в отчете, связана с вознаграждением профессорско-преподавательского состава. В университетской среде распространено мнение, что достижения в исследовательской сфере намного важнее преподавательских навыков. Соответственно, при приеме сотрудников на работу администрация университета большее значение придает именно иследовательской карьере кандидата. Преподаватели же, как правило, работают по совместительству и с меньшими зарплатами. В результате, у преподавателя, работающего со студентами в классе, нет дополнительных стимулов для использования новых технологий.

ШЕСТЬ ТЕХНОЛОГИЙ БЛИЖАЙШЕГО БУДУЩЕГО

Также, как и в случае с тенденциями и проблемами, авторы выделили шесть технологий, которые будут использоваться в университетах в перспективе 2-5 лет.

  • Обучение с использованием мобильных устройств (BYOD), когда студенты во время обучения используют собственные гаджеты. Эксперты ожидают повсеместное распространение подобной практики, даже несмотря на такие барьеры, как, например, информационная безопасность в университетах. Благодаря использованию BYOD обучение может происходить в любое время и в любом месте, при этом пользователи могут самостоятельно выбрать устройство, с которым им удобнее работать. Авторы отмечают, что при многообразии технических устройств, используемых студентами и преподавателями, необходимо разрабатывать контент, совеместимый со всеми типами таких устройств.
  • «Перевернутые классы» – одна из технологий, которая позволит это реализовать. Такая модель подразумевает перераспределение времени между классным и внеклассным обучением, когда все необходимые знания студент получает дома, а не на лекции, а в классе решает домашнее задание или разрабатывает групповой проект. Такой метод обладает большей гибкостью и обеспечивает большую вовлеченность студентов в учебный процесс, позволяет сформировать динамичную и творческую среду, в которой студенты учатся критически мыслить и совместно прорабатывать поставленные задачи.
  • «Makerspaces» – организация пространств для практического обучения. Сегодня у практического обучения, направленного на развитие конкретных творческих и инженерных навыков, становится все больше сторонников. Это говорит о необходимости создания новых пространств, где студенты могут встречаться, делиться своими знаниями, свободно экспериментировать и создавать что-то новое. Подобные пространства, оборудованные 3D-принтерами и 3D-сканерами, направлены на стимулирование совместной работы студентов, развитие навыков, выходящих за пределы учебных программ.
  • Нательные технологии (wearable technology). Запуск в широкую продажу новых гаджетов, таких как Google Glass или умных часов от Apple и Samsung, привел к появлению новой категории нательных технологий, которые в среднесрочной перспективе могут быть встроены в образовательный процесс. Очевидно, что на сегодняшний день подобные устройства в большей степени применяются при занятиях спортом, в то время как в образовательной сфере вопрос их использования до сих пор остается открытым. Однако, эксперты отмечают, что уже сейчас университеты не только работают над внедрением нательных технологий в учебные программы, но и экспериментируют с созданием принципиально новых технологий, например, нейро-интерфейсов.
  • Технологии адаптивного обучения (adaptive learning technologies) – образовательные программы и платформы, учитывающие индивидуальные потребности студентов. Спрос на персонализированное обучение со стороны студентов постоянно растет, поэтому развитие и использование подобных технологий позволит решить проблемы, возникающие в связи с внедрением индивидуальных программ под запросы и способности отдельного студента.
  • Интернет вещей (или «интернет всего») – это целая экосистема, объединяющая технологии для сетевой коммуникации между гаджетами и людьми. Использование Интернета вещей в университетах позволит студентам получать множество необходимой информации непосредственно из окружающей среды (например, изучать местность с архитектурной или исторической точки зрения).

Использование описанных технологий в учебном процессе уже не является фантастикой. В отчете NMC представлены примеры их успешного применения в университетах по всему миру. К сожалению, среди этих университетов пока нет российских. Лидерство в образовательных технологиях для российских вузов – задача ближайшего будущего.

Источник: публикации журнала SKOLKOVO BE in Trend (Business Education Trends)