thumb
Фото: hse.ru

Глобальное образование позволяет студентам увидеть мир по-новому и учит ценить разницу мнений, уверен внешний эксперт проекта 5-100 Франциско Мармолехо. В интервью новостной службе ВШЭ он рассказал, по каким критериям иностранные студенты выбирают вузы для учебы, почему университеты не должны ставить во главу угла рейтинги и может ли образование изменить политическую ситуацию в мире.

— Вы уже не первый год сотрудничаете с Высшей школой экономики, каковы конкурентные преимущества ВШЭ на образовательном рынке?

— Прежде всего, это большой опыт в области социально-экономических наук. Но для меня крайне важным является тот факт, что университет уже давно не ограничивается этими традиционными для него дисциплинами. ВШЭ сейчас активно приобретает известность в мире, например, и в области математики.

Еще одна отличительная особенность Высшей школы экономики — международная ориентированность, что отличает ее от всех остальных российских вузов.

— Какие приоритеты у иностранных студентов при выборе вуза?

—Как ни удивительно, большинство иностранных студентов, когда ищут, где учиться, учитывают факторы, о которых мы зачастую даже не задумываемся. Конечно, для некоторых из них очень важна научная составляющая, особенно для студентов магистерских программ, которые стремятся углубить свои знания в конкретной области. Но студенты бакалавриата, а именно они составляют большинство едущих учиться за границу, учитывают гораздо больше разных вещей. Они выбирают университет, где смогут получить не только академическое образование (возможно, это образование доступно им и в своей стране), но еще и возможности для личностного развития. А еще их зачастую привлекают какие-то не самые важные факторы. Например, в США было замечено, что если в течение года определенный университет демонстрирует успехи в спорте, например, в баскетболе, то на следующий год он получает огромный наплыв абитуриентов. Их привлекает баскетбол!

Еще один важный фактор — экономический. Абитуриенты выбирают университет, где преимущества поездки за границу будут адекватны расходам.

Ну, и конечно немаловажно — это возможность взаимозачетов. Одна из проблем, с которой сталкиваются студенты, в особенности, те, которые едут не на весь курс обучения, — это получение зачетов (кредитов). Они хотят быть уверены, что по возвращении в свой университет их курсы будут зачтены — иначе они теряют семестр или год.

— На ваш взгляд как ведущего эксперта в области образования, какие направления развития будут наиболее перспективны в ближайшее десятилетие?

— Я считаю, что наиболее перспективным является междисциплинарный подход, а не конкретные направления. Именно это мы наблюдаем в мире сегодня. Наилучшие перспективы развития демонстрируют области, которые не ограничиваются одной тематикой. Поэтому важная задача ВШЭ и других мировых университетов — это иметь гибкий учебный план и давать студентам возможность комбинировать различные специальности, создавая собственное портфолио. Что может быть общего между нейронауками, математикой и музыкой? Казалось бы, ничего, но для конкретного человека именно такая комбинация может оказаться тем сочетанием, которое сделает его успешным профессионалом. Так что я считаю, что университетам необходимо развивать не конкретные области знаний, а гибкую структуру, которая позволит студентам создавать профессиональные портфолио.

Важно помнить, что подавляющее большинство профессий будущего, особенно в развитых странах, — это профессии, которых сегодня еще не существует. Это значит, что мы как институты должны быть готовы к такой неопределенности и готовить студентов с учетом этих реалий.

— Значит, ключ к успеху сегодня — это междисциплинарный подход?

— Да, именно так. Потому что никто не может предсказать, каким будет будущее. Но можно с уверенностью сказать, что оно будет сильно отличаться от настоящего. Нам нужно вооружать студентов инструментами будущего, а не инструментами прошлого, а так, к сожалению, и происходит во многих вузах по всему миру.

— Считается, что сегодня некоторые университеты ради рейтингов уделяют больше внимания науке и привлечению специалистов, чем работе со студентами. Это так?

— К сожалению, да. Это происходит по множеству причин. Во-первых, рейтинги университетов придают очень большое значение этим факторам: например, сколько Нобелевских лауреатов преподают в университете, сколько у вуза публикаций и т.п. Под влиянием рейтингов вузы сосредотачивают усилия на этих индикаторах качества, а студенты становятся жертвой такой политики. Есть такая шутка: при таком подходе идеальный университет — это университет без студентов. Но это очень печально, потому что основной вклад университетов в развитие общества — это подготовка студентов, у которых будут навыки, необходимые, чтобы стать увлеченными, продуктивными и полезными гражданами будущего. А университеты должны вырабатывать такие стратегии, чтобы и преподаватели, и управленцы понимали главное: те ребята, которые приходят учиться — это основа основ нашего высшего образования.

— Тогда ваш совет — как вузам правильно выстраивать продвижение научных достижений в англоязычной среде?

— Узнаваемость вуза во многом зависит от уровня его исследований, потому что они сами по себе уже будут пропуском во многие издания. А во-вторых, конечно, нужно учиться правильно общаться с международной аудиторией. Надо не только проводить качественные исследования, но и уметь правильно рассказать о них.

— Если говорить о сложной политической ситуации, которая сложилась сегодня, может ли глобальное образование ее изменить?

— Это может казаться наивным, но я действительно верю, что образование — это лучший проводник социальной мобильности по всему миру. Глобальное образование позволяет студентам увидеть мир вне привычной точки зрения, дает людям возможность ценить и признавать разнообразие, разницу мнений, а также прививает навыки, которые пригодятся в будущем. Исследования показывают, что успешными профессионалами будущего станут люди, которые хорошо владеют предметами и междисциплинарным подходом, которому они обучались, но, что еще важнее, — которые умеют работать в команде и говорят как минимум на одном, а еще лучше двух или трех иностранных языках. Это будут люди, способные признавать и ценить разнообразие, быть толерантными, а также обладающие любопытством и желанием учиться на протяжении всей жизни.

Только образование решает все эти задачи. Так что я верю, что мир изменится к лучшему. Чем больше мы даем студентам возможностей познавать мир, тем более вероятно, что в будущем они станут проводниками перемен в обществе.

Если хотите, университет — это позитивная общественная лаборатория перемен.

Фото Михаила Дмитриева